Пятница, 17.08.2018, 11:57
   АРМИЯ  ЖИЗНИ         LIFE  ARMY
Главная | Регистрация | Вход
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Главная » 2017 » Август » 20 » Экономический кризис — кризис морали и экономических знаний
Экономический кризис — кризис морали и экономических знаний
14:43
https://regnum.ru/news/innovatio/2150578.html
Единственным выходом для цивилизации является ликвидация главной причины кризисного развития — диспропорциональности экономики. Специально для ИА REGNUM научно-популярный журнал «Сверхновая реальность» (http://www.sverxnova.com/), № 8, 2016
ЕЛЕНА ВЕДУТА, 28 июня 2016, 10:00 — REGNUM  
Развал СССР происходил на фоне непримиримых дискуссий о преимуществе плана над рынком или рынка над планом. Одновременно с СССР был разрушен Госплан, функция которого состояла в координации взаимосвязей производителей для выпуска нужной продукции.
1. Актуальность проблемы планирования производственных взаимосвязей
С развитием экономики СССР производственные взаимосвязи все более усложнялись. Их согласование, на базе использования примитивной вычислительной техники, становилось всё более сложным и запутанным. Госплан всё более превращался в «топорную машину», не способную гибко реагировать на изменения в конечном спросе (к тому же устанавливаемые директивно розничные цены не выражали предпочтения граждан) и новые технологические предложения производителей.

Экономический кризис — кризис морали и экономических знаний
Экономический кризис — кризис морали и экономических знаний
Ф. Кан. Der Mensch als Industriepalast. 1927


Поэтому «машина» Госплан, вытаскивавшая с высокой скоростью страну из экономических потрясений XX века, стала тормозом экономического развития к концу века. Застой медленно сползал в хаос — экономический кризис. Требовался эволюционный переход к новой автоматизированной «машине», способной значительно повысить точность плановых расчётов в направлении роста качества жизни. Но для этого требовались желания руководителей страны и экономические знания.

Уничтожение Госплана означало сознательный запуск хаоса в организацию общественного производства и уход стран постсоветского пространства в глубочайший экономический кризис. Поэтому сегодня опять возобновляются споры о необходимости вернуться к Госплану. Но старый Госплан, как и производственные взаимосвязи бывшего СССР уничтожены. К нему вернуться невозможно и не нужно. Но перед страной по-прежнему стоит всё та же задача — осуществить эволюционный переход от хаоса в управлении экономикой к автоматизированной «машине», хотя условия для её решения изменились. В стране глубокий экономический кризис и времени на выход из него всё меньше. Требуются не только желания руководителей страны выйти из кризиса, но и знания для создания автоматизированной «машины» управления экономикой.

В решении этой сложнейшей проблемы революция не только не нужна, но вредна. Декларации, которыми манипулируют различные партии, часто не имеют за собой научного обоснования или чётко разработанного механизма действий для практической реализации заявленных целей. Считается, что главное — взять власть, а затем появится востребованность в решении насущных задач. Но задачи известные и всё те же. И как писал В.И. Ленин в 1918 году в работе «Очередные задачи Советской власти», главная задача — как Россией управлять.

Конечно, прежде всего, управление направлено на реализацию интересов тех, кто берёт власть. В настоящее время Правительство, работая по принципу «лебедь, рак и щука», не мешает Государственной Думе хаотично принимать новые законы, а разным структурам хаотично делить испечённый Минфином финансовый «пирог», состоящий из налоговых платежей, доходов от приватизации государственной собственности и других платежей в бюджет. В процессе дележа экономические знания для расчёта народнохозяйственной эффективности (то есть, в интересах большинства или национальных интересов России) не нужны. Здесь выигрывает тот, у кого больше денег и больше связей в Правительстве.

Корни коррупции лежат в самой системе управления экономикой. Коррупционеры не заинтересованы в её эволюционном изменении. Руководствуясь принципами «процесс пошёл» и «после нас хоть потоп», пересидевшие во власти коррупционеры предпочитают под крики «держи вора» раскручивать хаос до конца — до революции или войны в России, но только не менять комфортную для них систему.

Конечно, коррупционеры верят в то, что смогут не допустить такого конца при их жизни. Они надеются, что у России есть надёжный ядерный щит.

Для сохранения надёжности ядерного щита России требуется развитие отечественного производства. Но его развитию противостоит хаос. Дело лишь во времени.

Этим объясняется, что НАТО в разы увеличивает присутствие своих вооружённых сил вблизи российских границ и повышает уровень готовности сил быстрого реагирования.

Надежда, что при переходе к системе «страха» удастся ситуацию удержать, заставив силой заработать отечественное производство, наивна. Умение управлять людьми и согласовывать интересы не есть умение управлять общественным производством и согласовывать плановые расчёты производителей для выпуска нужной стране продукции.

Требуются экономические знания, чтобы эволюционно изменить систему для запуска отечественного производства. Более того, страх, замедляя эволюцию системы, приведёт к безвозвратной потере времени.

Развал России означает уничтожение ядерного щита и стремительное приближение конца самих коррупционеров, которые нигде никому не нужны. «Там» своих хватает. Понимая это, часть из них противится развалу России и выступает в роли «патриотов», называя оппонентов либералами — агентами влияния Запада, готовыми разрушить Россию экономическими методами.

Таким образом, для обеспечения национальной безопасности России — запуска отечественного производства конечного продукта, повышающего качество жизни граждан (обороноспособность страны — составляющая качества жизни), требуется эволюционное внедрение автоматизированной системы управления экономикой, основанной на планировании производственных взаимосвязей.

2. Сложность перехода к планированию производственных взаимосвязей

Сегодня решение проблемы выхода России из экономического кризиса «быть России или не быть» является исключительно сложным, поскольку:

господствующие в стране экономические доктрины, лежащие в основе образования более четверти века, являются монетарными, либо институциональными. В них предполагается, что движением монетарной «волшебной палочки» — процентной ставки, либо хаотическими структурными преобразованиями можно автоматически скоординировать связи производителей, чтобы «прыгнуть» на новый технологический уровень или выйти из кризиса и стать цивилизованной страной;
в сфере экономической науки появилось множество псевдоучёных, защищающих научные диссертации с использованием «птичьего» языка, множества математических формул и графиков, не имеющих отношения к совершенствованию практики;
фундаментальное экономическое образование, которое должно было быть нацелено на совершенствование практики для роста качества жизни, заменили подготовкой бухгалтеров, аналитиков, специалистов по управлению персоналом, рекламе, психологии управления, PR-менеджеров и так далее;
в стране полностью разрушен информационный аспект экономики. Сбор информации осуществляется в соответствии с международным стандартом системы национального счетоводства (СНС-2008), одобренной ООН, МВФ, Мировым банком, ОЭСР и Европейской комиссией. Показатели СНС содержат повторный счёт и нацелены на составление платежного баланса, в котором перемешаны показатели действительного и фиктивного капитала в интересах стран, выпускающих ключевые (резервные) валюты. Для организации отечественного производства нужен принципиально другой информационный стандарт;
в стране хорошо оплачиваются (в том числе за счёт «откатов») специалисты в области составления программ социально-экономического развития, эксперты-аналитики, строящие прогнозы «на песке» с использованием информации СНС, и специалисты «по согласованию интересов», возглавляемые международными консалтинговыми компаниями типа Pricewaterhouse Coopers, Ernst & Young, McKinsey & Company, KPMG и другими, состоящими из бухгалтеров и юристов, не имеющих представлений об организации производства;
в моду вошли специалисты IT, занимающиеся автоматизацией документооборота, подменивших востребованных сегодня специалистов по рационализации и автоматизации управления производством;
ключевые законы о стратегическом планировании и госзакупках не только не работают на создание нужной стране организации производства, а, наоборот, усиливают хаос в документообороте, не содержат механизма реализации заявленных целей и расчёта научно обоснованных цен. В законе о стратегическом планировании объектом планирования является документооборот, а в законе о госзакупках субъективный отбор исполнителей госзаказа подменил расчёт производственных взаимосвязей для выпуска сложной конечной продукции;
объективные оценки экономической эффективности хозяйственных мероприятий, достижений науки и образования заменены субъективно определяемыми индексами и оценками международных рейтинговых агентств. Поэтому следует ожидать, что разумная идея Д.А. Медведева об оценке эффективности деятельности подразделений структуры по ключевому показателю эффективности (KPI), исходя из стратегии структуры в целом, вызовет новый вал диссертаций на эту тему, подменяющих научный подход субъективными оценками;
страна наводнена конъюнктурщиками, прикрывающими свои интересы примерами зарубежного опыта и использующими модные слова, как «инновации», «новый технологический уровень», «модернизация», «импортозамещение», «стратегическое планирование» и другие, понимая под этим что угодно, и не имея при этом плана и алгоритма действий для развития отечественного производства;
имеет место деструктивная критика не только оппозиционерами, но и ближайшим окружением (?) руководства страны за провалы в экономике при отсутствии альтернативного научно обоснованного подхода к решению экономических проблем;
все существующие в мире центры стратегических исследований, стратегических разработок и так далее, ориентированы либо на аналитическую работу, либо на проектное планирование, не способные системно решать экономические проблемы стран в целом.
Таким образом, требуется срочно создать Мозговой центр при Президенте РФ, ответственный за внедрение и совершенствование стратегического планирования производственных взаимосвязей в направлении роста качества жизни.

3. Задачи деятельности Мозгового центра

Задачами Центра должны стать:

объединение передовых представителей экономической науки и практиков всех отраслей экономики для объективной оценки предложений Центра;
пропаганда научного подхода к решению проблем глобального экономического кризиса (в том числе организация международных научных конференций, круглых столов и так далее);
разработка закона о стратегическом планировании производственных взаимосвязей и корректировка действующего законодательства, создание новой системы национального счетоводства для целей планирования;
разработка методических рекомендаций для расчёта планов, цен, оценок экономической эффективности хозяйственных мероприятий (KPI) для всех уровней и их совершенствование;
разработка образовательного стандарта для подготовки экономистов — организаторов производства и его внедрение в подготовку специалистов всех отраслей экономики.
4. Научные основы деятельности Мозгового центра

Теория воспроизводства Карла Маркса

Для создания машины требуются знания физики об объективных законах движения неживой природы в пространстве и времени. Аналогично для создания машины управления экономикой требуются знания об объективных законах развития экономики. Эти законы были раскрыты в теории воспроизводства Карла Маркса (К. Маркс, «Капитал», т. 1).

По Карлу Марксу производство есть отношение людей к природе. Воздействуя на природу своим трудом для производства необходимых для жизни продуктов, люди оказываются внутри определенного общества, в котором индивидуальные процессы труда образуют единый процесс общественного производства.

Существуют две формы организации общественного труда: кооперация и общественное разделение труда.

Кооперацией называется такая форма труда, при которой много лиц планомерно и совместно участвуют в одном и том же процессе или в разных, но связанных между собой процессах труда (фабрики, корпорации и так далее). Внутри кооперации имеет место координация различных видов деятельности для развития производственной системы. «Всякий непосредственно общественный или совместный труд, осуществляемый в сравнительно крупном масштабе, нуждается в большей или в меньшей степени в управлении, которое устанавливает согласованность между индивидуальными работами и выполняет общие функции, возникающие из движения всего производственного организма в отличие от движения его самостоятельных частей. Отдельный скрипач сам управляет собой, оркестр нуждается в дирижёре"*.

Общественное (межотраслевое) разделение труда возникает на определенном уровне развития производительных сил с появлением специализации труда. При частной собственности на средства производства обмен деятельностью между производителями осуществляется стихийно, принимая форму обмена товарами. Осуществляя свою деятельность независимо друг от друга, все частные работы связаны между собой как звенья естественно выросшего общественного разделения труда. Здесь координация частных работ осуществляется стихийно под действием закона стоимости, постоянно приводящего их к общественно пропорциональной мере, определяемой непрерывно изменяющимися потребностями конечных потребителей.

Максимизируя прибыль, частные собственники ориентируются на отклонения рыночных цен (цен равновесия, при которых спрос равен предложению) от издержек производства, стремясь восстановить пропорции. Однако рыночные цены не столь чувствительны к изменениям пропорций в экономике, а производительный капитал не может быстро технически перестроиться, чтобы сразу достичь пропорциональности. Поэтому спутниками стихийно организованной экономики являются безработица, кризисы, войны и так далее.

Если следовать автору «Капитала» К. Марксу, то причины глобального кризиса, как и любого другого экономического кризиса, кроются, прежде всего, в диспропорциональности развития общественного воспроизводства — в стихийной координации связей производителей во времени и в пространстве. Разрыв в цепочке производственных взаимосвязей даёт импульс к «разбуханию» кредитных отношений производителей и потребителей продукции. С одной стороны, они «подогревают» развитие производства, а, с другой стороны, способствуя раскручиванию различных форм фиктивного капитала для финансовых спекуляций, ещё более усиливают диспропорциональность экономики.

В ходе кризиса, сопровождаемого обесценением акций и других форм фиктивного капитала, ускоряется процесс концентрации и централизации действительного капитала — поглощение крупными капиталистами более мелких. Конкуренция всё более уступает место монополиям, борющимся за господство на мировом рынке. Монополии, получив возможность влиять на рыночные цены посредством уменьшения или увеличения выпуска продукта, утверждают диктат производителей над конечными потребителями, приводящий цивилизацию к перманентному глобальному кризису с военным разрешением.

Острая форма периодического процесса сменяется более затяжной, хронической формой, затрагивающей разные страны в разное время. Так, в период младенчества мировой торговли имел место 5-летний цикл (1815−1847 гг.). Затем он сменился 10-летним циклом (с 1847—1867 гг.).

«Не находимся ли мы в периоде подготовки нового мирового краха неслыханной силы? Колоссальный рост средств сообщения — океанские пароходы, железные дороги, электрические телеграфы, Суэцкий канал — впервые создали действительно мировой рынок. Наряду с Англией, которая раньше монополизировала промышленность, выступил целый ряд конкурирующих промышленных стран; для вложения избыточного европейского капитала во всех странах света раскрылись бесконечно более обширные и разнообразные области, так что капитал распределяется гораздо шире, и местная спекуляция преодолевается легче. Благодаря всему этому большинство старых очагов кризиса или поводов к кризису устранено или сильно ослаблено. Наряду с этим конкуренция на внутреннем рынке отступает назад перед картелями и трестами, в то время как на внешнем рынке она ограничивается таможенными пошлинами, которыми оградили себя все большие промышленные страны, кроме Англии. Но сами эти таможенные пошлины суть не что иное, как вооружение для всеобщей промышленной войны, которая должна решить вопрос о господстве на мировом рынке. Таким образом, каждый из элементов, противодействующих повторению кризисов старого типа, носит в себе зародыш гораздо более грандиозного будущего кризиса». [Комментарии Ф. Энгельса. «Капитал», т. 3]

Вся история XX века, характеризующаяся господством транснациональных корпораций (ТНК), находящихся в собственности мировой финансовой олигархии, подтвердила правильность выводов теории воспроизводства К. Маркса о неизбежности более затяжных и в то же время более грандиозных по масштабам потрясений, о чем свидетельствуют первая и вторая мировые войны.

Следуя учению К. Маркса, в недрах капитализма складывается общественный характер производства, требующий обеспечения эффективной пропорциональности и согласованности между всеми элементами общественного производства. Если в ходе планирования экономики страны имитируется действие закона стоимости, то достигается пропорциональность в распределении общественного ресурса труда в соответствии с общественными потребностями. Имитация в ходе планирования действия закона стоимости означает создание условий, при которых закон стоимости, как стихийный регулятор, не действует, то есть ликвидируется главная причина кризиса — диспропорциональность экономики,

Несоблюдение условия пропорциональности экономики в процессе планирования ведёт к кризисному её развитию. Это имело место в СССР, где розничные цены не соответствовали рыночным ценам (при которых спрос равен предложению) и потому обратная связь о предпочтениях потребителей игнорировалась производителями в процессе определения пропорций плана.

Обобщение мирового макроэкономического опыта

В условиях расширяющейся цикличности диспропорционального экономического развития важнейшими инструментами для централизации всего мирового капитала и установления тотальной финансовой диктатуры становятся:

всеобщая хроническая инфляция, перераспределяющая доходы и собственность в пользу ТНК и усиливающая социальное неравенство;
международные валютные системы, основанные на ничем не обеспеченных резервных валютах «избранных» стран, где базируются ТНК, и обмениваемых под флагом иностранных инвестиций на реальные о ценности так называемых «развивающихся» стран, валюты которых не являются «избранными»;
институциональные реформы, оплачиваемые «избранными» валютами, для увеличения хаоса в государственном (межгосударственном) управлении, ведущего к росту бюрократизации коррупции и противоправных действий, перерастающих затем в открытые военные действия;
монетарно-институциональная идеология, базирующаяся на предпосылках первенства права над экономикой и возможности преодоления кризиса исключительно монетарными методами, что, по сути, означает обслуживание дальнейшего углубления кризиса.
Первая мировая война, организованная ТНК, дала толчок смене золотомонетного стандарта системой банкнотного и бумажно-денежного обращения. Это позволило государствам с начала XX века по настоящее время проводить экономическую политику по фазам цикла «инфляция — дефляция» для централизации мирового капитала и выстраивания мировой финансовой пирамиды власти. Цикличность «инфляция — дефляция» обслуживается теориями Кейнса—Фридмена и партиями типа «лейбористы — консерваторы».

В России этот процесс обслуживают партии и группы экономистов-монетаристов: «рулящих либералов» и «оппозиционных патриотов».

Стремительная инфляция, вызываемая резким увеличением военных расходов бюджета и монопольных цен на изготовляемую по государственным заказам военную продукцию, оправдывается наличием внешнего врага и необходимостью восстановления экономики после войны (чрезвычайной ситуации). Однако, учитывая возможность резкого обострения социальной ситуации в странах базирования ТНК, власть становится заинтересованной в дефляции (медленной инфляции) для финансовой стабилизации и налаживания внешней торговли. После Первой и Второй мировой войн создаются каждый раз новые международные валютные системы, основанные на ключевых резервных валютах западных стран. Сегодня этими валютами является, прежде всего, американский доллар, а затем уже евро, фунт стерлингов и йена.

Для проведения дефляции государства уменьшают дефицитное финансирование за счёт роста налогообложения, сокращения социальных расходов и замораживания заработной платы, что усиливает социальное расслоение. В этот период центральный банк повышает процентные ставки для привлечения иностранных капиталов и улучшения платёжного баланса, что сокращает инвестиционные возможности банков и предприятий.

В результате снижаются темпы экономического роста, возрастает безработица, уменьшается платежеспособность населения и предприятий, растёт их банкротство.

Однако «приплывший» иностранный капитал является в основном спекулятивным, способствующим импорту инфляции и бремени потерь от диспропорциональности мировой экономики на госудства-импортёры капиталов. Это объясняется тем, что резервные валюты стран-экспортёров капитала являются самым выгодным товаром, который практически ничего не стоит. Интервенция валют, не имеющих за собой товарного обеспечения, означает фиктивность этих капиталов, которыми «оплачиваются» институциональные реформы импортирующих их странах. Суть рекомендуемых реформ сводится, как правило, к запуску хаоса в государственном управлении для захвата собственности страны-экспортёра капиталов и полного уничтожения в нёй конкурентоспособного промышленного производства, а вместе с этим снижения в ней качества жизни, углубления социального неравенства, роста бюрократизации и коррупции.

В соответствии с фазами цикла «инфляция — дефляция» можно выделить следующую периодизацию истории XX века:

1914−1920 гг. — разрушение золотомонетного стандарта и запуск стремительной инфляции в государствах-участниках Первой мировой войны;

1920−1933 гг. — создание золотослиткового и золотомонетного стандарта и переход к нему государств-участников Первой миров войны посредством дефляции, закончившейся острой фазой мирового экономического кризиса в 1929—1933 гг.;

1933−1950 гг. — запуск умеренной инфляции в США, Великобритании, Франции и стремительной инфляции в СССР, Германии и других странах Европы, закончившийся созданием после Второй мировой войны биполярного мира с двумя типами международных валютных отношений — Бреттон-Вудской системой, основанной на золоте и долларе США, и Советом экономической взаимопомощи стран, выбравших плановую модель СССР;

1950−1975 гг. — холодная война, сопровождавшаяся усиление инфляции в СССР и реформами по демонтажу его системы, запуске мировой инфляции через доллары США, созданием мирового рынка ссудных капиталов (еврорынка), фордистским накоплением в Западне Европе (одинаковые темпы роста реальной заработной платы и производительности труда), закончившимся после первого нефтяного структурным экономическим кризисом;

1975−1991 гг. — бурное развитие еврорынка за счёт кризис платежеспособности развивающихся стран, перехода к рыночном определению валютных курсов и скоординированной политике западных стран после второго нефтяного шока по запуску фиктивного капитала спекулятивных финансовых инструментов и интеграции их финансовых рынков с еврорынком для «захвата» капитала, развалившегося СССР его бывших союзников;

1991−2008 гг. — встраивание развивающихся стран в пирамиду еврорынка через финансовые кризисы и девальвации валют, отток и них спекулятивных капиталов обратно на «родину» в США, который бумом ипотечного и потребительского кредитования, привёл к ипотечному кризису, а затем после быстрого удешевления нефти к падению акций сырьевых компаний развивающихся стран;

2008 — по настоящее время имеет место рецессия, характеризующаяся отрицательной динамикой темпов роста мирового ВВП, беспрецедентным ростом безработицы, денежной эмиссией резервных (ключевых) валют США, ЕС и Японии, совместно реализующих программу количественного смягчения (скрытой инфляции). Одновременно ужесточаются требования МВФ по реализации программ жёсткой экономии странами экономической периферии.

Сегодня объём мирового фондового рынка превысил совокупный годовой продукт в 10 раз, госдолг США превысил национальный ВВП, а в развитых странах Европы он приблизился к 90% ВВП. Продолжение ведущими странами всемирной инфляции, запущенной в Первой мировой войне, и ужесточение требований жесткой экономии к другим странам (в их состав уже включаются Ирландия, Греция) означает продолжение перераспределения общего «пирога» в пользу мировой финансовой олигархии. Учитывая, что «пирог» стал сокращаться, а рост безработицы и населения продолжается, то действующая глобальная модель экономики увеличивает риски войн и революций.

Сегодня хаос приближается к ведущим западным странам. Уже внутри таких стран, как Великобритания и Германия, произошли расколы элит, в частности по поводу создания Трансатлантического партнёрства в области торговли и инвестиций (TTIP) между США и ЕС. США убеждают, что партнёрство позволит создать огромное пространство для свободной торговли и будет способствовать экономическому росту. Противники соглашения считают, что социально-экономические модели США и Европы трудно совместить. Более того, на место европейских товаров придут более дешёвые и менее качественные американские продукты.

Однако идея создания TTIP значительно проще. Наступает время, когда должен появиться тот самый хозяин, который до этого создавал ЕС на монетарных принципах, в результате чего снизился уровень жизни в Греции, Испании и других европейских странах для беспрепятственного захвата им капиталов, базирующихся в Европе. Процесс централизации мирового капитала продолжается. Поэтому Великобритания, где традиционно был высокий уровень национальной идентичности, а фунт стерлингов пока остаётся ключевой (резервной валютой) пытается выйти из ЕС, чтобы иметь шанс на самостоятельный путь развития. Но и у неё всё будет непросто. С кем идти (с Содружеством наций, а может, с Россией и Китаем?), куда и как идти? Низкий уровень экономических знаний продемонстрированный её канцлером (министром финансов) Дж. Осборном при написании множества нелепых математических формул для доказательства необходимости оставаться Великобритании в ЕС, наводит на грустные размышления по поводу будущего страны.

По сути, идёт тот же самый процесс, что не прекращался последнее столетие, периодически прерываемый мировыми войнами. Поэтому никакого роста качества жизни у европейцев не будет: после подписания TTIP уровень жизни будет продолжать снижаться.

Мировому сообществу нужно выйти из этого цикла. Иначе мир погрузится в полный хаос. Практически все современные западные исследователи не обращают внимания на первопричину кризиса — диспропорциональность экономики. Поэтому, связывая его возникновение с цикличностью экономического развития, на вопрос «Что делать?» они пытаются найти ответ в применении всё тех же монетарных методов, перераспределяющих доходы и собственность, и институциональных реформ, касающихся реорганизации налоговой и таможенной систем, финансовых рынков, международных финансовых институтов и прочее.

Единственным выходом для цивилизации является ликвидация главной причины кризисного развития — диспропорциональности экономики. В этой связи у «загнанной» в санкции России, имеющей опыт планирования производственных взаимосвязей и создания общегосударственной системы управления (ОГАС), появляется исторический шанс управлять экономикой в интересах живущих в ней людей и стать локомотивом в изменении вектора глобализации.

Динамическая модель межотраслевого баланса — инструмент эволюционного перехода к автоматизированной «машине» управления (киберсистеме)

Для эволюционного перехода к автоматизированной системе управления экономикой требуется рассмотрение страны (блока стран) как единой корпорации, основанной на смешанной экономике с разными формами собственности.

В любой экономической системе (предприятие, корпорация, общество) существует необходимость распределения ресурса труда и средств производства между производственными подразделениями (отраслями), диктуемая конечными потребителями. Первой в истории попыткой согласования производственных взаимосвязей в соответствии с общественными потребностями была осуществлена в СССР, экономика которого рассматривалась как работающая по единому плану корпорация.

Планирование сложных экономических систем предполагает согласование плановых расчётов всех производственных звеньев. Нужная их согласованность достигается в ходе итеративных расчётов с процедурами корректировки, учитывающими обратную связь, что требует внедрения современных IT на основе принципов экономической кибернетики.

В качестве методического обеспечения плановых расчётов можно использовать динамическую модель межотраслевого баланса (МОБ), разработанную советским учёным — кибернетиком Н.И. Ведутой. Модель имитирует в процессе итеративных расчётов согласование производственных возможностей с общественными потребностями и существенно использует информацию по ценам равновесия потребительского рынка для достижения пропорциональности. По сути, такой план становится моделью бескризисной свободной конкуренции, поскольку государство создаёт условия для реализации следующих принципов:

пропорциональность экономического развития в направлении диктата конечных потребителей;
заинтересованность производителей в разработке и внедрении эффективных новых технологий;
значительное повышение гибкости реагирования экономической системы на конечный спрос и предложение новых технологий.
Структура схемы МОБ, отвечающая целям управления, представляет собой экономическую таблицу, в которой системно увязаны балансы доходов и расходов производителей и конечных потребителей. Конечные потребители диктуют структуру заказа производителям. Задача производителей — произвести конечный продукт, заказанный конечными потребителями, в максимально возможном объёме, благодаря внедрению эффективных технологий.

Для производства конечного продукта и внедрения новых технологий требуются затраты материальных ресурсов, которые, в свою очередь, должны быть произведены. То есть, требуется расчёт цепочки производственных взаимосвязей в экономике, нацеленных на выпуск максимального объёма конечного продукта в структуре, заказанной конечными потребителями.

Это и есть экономическое планирование. Если производственных возможностей будет недостаточно, то придётся корректировать структуру заказа. Итеративные расчёты по согласованию того, что мы хотим и того, что мы можем, продолжаются до тех пор, пока не будет достигнута точка равновесия или баланс производственных взаимосвязей в экономике. Определяется эффективное распределение государственных производственных инвестиций между производственными звеньями. При этом руководство страной получит возможность корректировать в режиме скользящего планирования цели развития в зависимости от уточнения производственных возможностей и динамики структуры конечного спроса с учётом требований национальной и глобальной безопасности.

Существующие корпоративные плановые модели включают систему материальных, трудовых и финансовых балансов. Нужное решение находится путём итеративных расчётов, пока не определится сбалансированный по всем видам ресурсов план. Но этот план не будет оптимальным. Проведение итеративных расчётов требует много времени, что не позволяет системе управления гибко реагировать на изменения конечного спроса и производственных возможностей для обеспечения скоординированной работы всех звеньев системы в её интересах в режиме реального времени. Имитируя процесс управления объектом, как таковым, и существенно повышая эффективность управления системой, киберсистема объективно займёт доминирующую позицию по отношению ко всем существующим корпоративным моделям планирования и учёта.

Считается, что корпорация нуждается в планировании, а вот планирование в рамках государства означает возврат в советское прошлое. Но это абсолютно не так. Отсутствие плана на территории выгодно собственникам корпораций: государство в их интересах использует инфляцию, снижающую реальные доходы граждан в пользу корпораций.

Координация государством (межгосударственным блоком) действий ТНК, осуществляемых на его экономической территории, на основе киберсистемы в режиме скользящего планирования позволит обеспечить пропорциональное развитие национальной (мировой) экономики в направлении роста качества жизни. Тем самым ликвидируются условия для монополизма производителей, поглощающих друг друга в интересах прибылей, и запуска фиктивного капитала, ведущего к его концентрации с глобальной катастрофой для всех. Встраивание киберсистемы в глобальную экономическую модель становится жизненно необходимым для всех. Внедрение киберсистемы создаст условия для перехода к многополярному миру.

Киберсистема, значительно повышая эффективность управленческих решений, как любая другая машина, не имеет предела совершенствования. Конечно, можно и стихийно управлять в интересах ТНК. Тогда план экономического развития территорий не нужен. Нужен хаос и обслуживающие его идеологи, что мы видим сейчас в большинстве постсоветских государствах.

Следует напомнить, что в прогрессивно развивающемся обществе значение науки об управлении растёт. Уже в 50-е года наблюдался резкий рост численности управленцев во всех странах. Начиная с 1961 года, США смогли сдержать этот бурный рост с помощью внедрения автоматизированных систем управления (АСУ). В это время в СССР только приступили к их разработкам. В течение 60-х годов наша страна стремилась ускоренно создавать АСУ, чтобы догнать и перегнать США. Но если в США автоматизация управления ограничивалась уровнем фирм, то в СССР впервые была поставлена задача создания общегосударственной автоматизированной системы управления экономикой (ОГАС). Её создание могло бы существенно повысить качество управления экономикой страны и обеспечить, в конечном счёте, выигрыш СССР в холодной войне.

Однако проект ОГАС не содержащий динамическую модель МОБ, был обречён на провал. Академики В.М. Глушков, Н.Н. Федосеев и Н.П. Федоренко сформулировали стоящую перед страной задачу создания единой системы оптимального планирования и управления на базе единой государственной сети вычислительных центров.

Но создание такой системы, способной организовать развитие национального производства в интересах улучшения жизни людей, к сожалению, не произошло. Причиной тому, нежелание руководства СССР признать первенство экономической науки над их конъюнктурными интересами. Стране требовалась концентрация усилий на создание динамической модели МОБ, будущего ядра ОГАС.

Неудача постигла и известного кибернетика-философа Стафорда Бира, пытавшегося разработать и реализовать в Чили с её Президентом Сальвадором Альенде проект «Киберсин» с целью преодоления бюрократизма. Постановка цели означала реализацию проекта посредством институциональных мер, что и определило её провал.

Другой негативный опыт — внедрение IT для автоматизации существующего документооборота, а не для управления объектом — демонстрируют крупнейшие международные аудиторские и юридические компании, предоставляющие услуги в области управленческого консалтинга. Рекомендуемые ими корпоративные модели управления обслуживают централизацию мирового капитала. Современные идеологи IT не понимают либо сознательно игнорируют первичность проблемы автоматизации управления экономикой (объектом), подменяя её проблемой автоматизации документооборота, обслуживающего развертывание хаоса в управлении.

Чем больше корпорация, тем трудней решается задача согласования потребностей в продукции с возможностями её производства, тем более необходимо внедрение IT.

В советское время Госплан не имел динамической модели МОБ и необходимой вычислительной техники для перехода к киберсистеме. Однако жизнь не стоит на месте и требует эволюционного перехода системы управления экономикой на принципиально новый технологический уровень с использованием IT для решения насущных проблем.

Кстати, сегодня Министерство финансов США при выделении финансовой поддержки отраслям ТЭК (топливно-энергетического комплекс) пытается составлять топливно-энергетический баланс методом итераций. Будущее будет принадлежать тем, кто успеет внедрить экономическую киберсистему.

Реализация предлагаемого экономического проекта направлена не на подчинение бизнеса государственному управлению, а на его стабильное развитие. Он должен быть самостоятельным в принятии решений своего развития. Государство координирует деятельность производителей в направлении улучшения жизни людей, проживающих на его территории, и распределяет между ними государственные инвестиции под обязательное выполнение госзаказов. Единственно, что требуется государству при принятии инвестиционных решений — информация от бизнеса о его планах на перспективу. Бизнесу нужен стабильный рост экономики страны, а не усиливающийся в ней хаос. В противном случае он будет поглощён мировой финансовой олигархией.

Таким образом, научными основами деятельности Мозгового центра являются:

теория воспроизводства Карла Маркса, определившая объективные экономические законы;
экономическая кибернетика как научный метод применения знаний теории воспроизводства в моделировании информационных систем управления;
мировой экономический опыт, в том силе использования планирования в СССР;
динамическая модель МОБ, разработанная методом экономической кибернетики, как инструмент системного согласования плановых расчётов.
Ведута Елена Николаевна — российский экономист-кибернетик, доктор экономических наук, профессор МГУ. Один из руководителей «Научной школы стратегического планирования Н.И. Ведуты»
regnum author Елена Ведута
Просмотров: 156 | Добавил: lesnoy | Теги: россия, кризис | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 114
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz



  •  
     


      «EUROPE»

      «CHINA»

      «AMERICA»

      «POLSKA»

      «ČESKO»



     ⇒  «ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ, ДЕЛАЙТЕ СВОЙ ГРАЖДАНСКИЙ БИЗНЕС» ⇐ 
    Copyright MyCorp © 2018