Четверг, 21.10.2021, 02:39
   АРМИЯ  ЖИЗНИ         LIFE  ARMY
Главная | Регистрация | Вход
«  Октябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Главная » 2012 » Октябрь » 6 » Конфликт глубокой заморозки-2
Конфликт глубокой заморозки-2
04:30

http://www.mk.ru/politics/article/2012/08/21/739008-konflikt-glubokoy-zamorozki2.html
Война не закончена, пока не похоронен ее последний солдат
В Бендерах — небольшом городке на правом берегу Днестра, на Борисовском кладбище, на Аллее Героев, стоит простой монумент черного гранита. От других точно таких же памятников он отличается лишь тем, что на нем нет лица покойного. Только имя — Костенко Юрий Александрович — и даты: 28.03.1952 — 18.07.1992. Для человека непосвященного это просто один из героических защитников города, погибших во время кровавых событий июня 1992 года. Но участника тех событий это имя заставит вздрогнуть. Комбат Костенко... «Черный комбат»... Злой гений приднестровской войны.
Ю.А. Костенко
Об этом человеке в Тирасполе долго старались не вспоминать, но в последнее время опять заговорили. Это связано с теми переменами, которые произошли в Приднестровье после избрания президентом Евгения Шевчука, и с личностью его нового спецпредставителя в Москве — Михаила Бергмана.
Бергман вместе с его покойным шефом — генералом Александром Лебедем — неофициально считаются главными погубителями командира 2-го Бендерского батальона республиканской гвардии ПМР подполковника Юрия Костенко, который хотя и беспредельничал, но проявил немалый героизм при защите Бендер. Собственно, благодаря ему город и отстояли.
Тогда, 20 лет назад, окончательно переломило ситуацию открытое вмешательство 14-й армии, санкционированное ее новым командующим Лебедем. Лебедь прибыл в Приднестровье 23 июня 1992 года под псевдонимом «полковник Гусев», принял командование армией 27-го, 8 июля было подписано официальное соглашение о прекращении огня. 14 июля Костенко был отстранен от командования батальоном. По официальной версии, руководство Приднестровья обратилось к Лебедю с просьбой помочь в его задержании. В тот же день был окружен танками 14-й армии и разоружен его батальон. Но сам Костенко бежал и был задержан, когда пытался выехать на Украину. По версии неофициальной, инициатива в этой истории целиком исходила от Лебедя. О том, что произошло потом, есть тоже две версии: каноническая и апокрифическая. Вторую передавали из уст в уста с неизменным комментарием: «это не для публикации» и «за это убивают». Но у любого дела есть срок давности, и у этого тоже.
Повелитель бури
По канонической версии, задержанного Костенко убили во время следственного эксперимента где-то в яблоневых садах на границе с Украиной неизвестные, напавшие из засады. То ли бандиты, то ли мстители с Правобережья, то ли приднестровские спецслужбы убрали его как опасного свидетеля. Апокриф гласит, что комбата расстреляли в комендатуре 14-й армии по приказу командарма Александра Лебедя.
В том, что Костенко погиб, как только закончилась война, есть глубокий смысл. Гениальный фильм Кэтрин Бигелоу, справедливо отмеченный «Оскаром», рассказывает об особой форме наркомании. Герой, американский солдат-взрывотехник, вновь и вновь, как маньяк, возвращается в ад иракской войны. Этот сапер Уилл — наркоман, его зависимость страшнее героиновой. В обычной жизни такой человек испытывает мучительную «ломку», сдувается, как проколотый воздушный шарик. Его опять тянет в пекло — за новой дозой.
Именно таким был бывший «афганец» подполковник Юрий Костенко, один из создателей армии Приднестровья. Говорят, употреблял он и самые обычные наркотики, но главным его наркотиком, на который он «подсел» в Афганистане, была война.
В Кишиневе о «кровавом комбате» до сих пор вспоминают с ужасом. Его считают одним из главных виновников эскалации конфликта. Бывшие высокопоставленные руководители силовых структур Молдовы именно на Костенко возлагают ответственность за провокацию у типографии, после которой начался ввод в Бендеры молдавских Вооруженных сил. «19 июня Костенко, который вышел из подчинения Тирасполя, напал на бендерский горотдел полиции, — утверждает экс-министр госбезопасности Молдовы Анатолий Плугару. — Начальник горотдела Гусляков звонил и докладывал, что его людей убивают. Было принято решение выступить туда и спасти людей». Это официальная версия Кишинева.
«Костенко совершил много преступлений, — говорит бывший замминистра МВД Молдовы Борис Муравский. — У нас все зафиксировано, нужно только поднять документы».
За Костенко тянется шлейф смутных слухов о творимом им беспределе, бессудных казнях, и отнюдь не только врагов. Говорят, что на нем и его людях около ста трупов. Утверждают, что он сам расстреливал людей, а его коронным приемом был контрольный выстрел в щеку. Причем он уже фактически не подчинялся приднестровским властям, а сам был властью в Бендерах, верша суд и расправу и над врагами, и над своими гвардейцами, и над городскими обывателями.
Многое из этих слухов — правда.
Но правда и другое.
«Юра Костенко — нормальный боевой командир, грамотный, толковый, — рассказал мне один из участников войны, лично знавший комбата. — Именно он организовал оборону Бендер в июне 1992 года. Профессионал высшей категории. Личность, конечно, неоднозначная. Человек был очень жесткий, это да».
Смерть Костенко загадочна, как и его жизнь.
«Кто на самом деле лежит на Аллее Героев, неизвестно, — говорил мне на Борисовском кладбище Николай Грищук, бывший следователь, защитник Бендер. — Может, Костенко, может, кто-то другой, а может, там вообще никого нет. Труп так обгорел, что опознать было невозможно. Кисти рук отрублены, что исключило идентификацию по отпечаткам пальцев».
Обе версии гибели Костенко — и каноническая, и апокрифическая — не объясняют отрубленных у трупа кистей рук. Тот, кто это сделал, мог иметь только одну цель: затруднить идентификацию. Но смерть Костенко никто и не собирался скрывать! Этот акт имел смысл только в одном случае: если за Костенко хотели выдать труп совсем другого человека.
Та самая типография в Бендерах.
Письма мертвого комбата
В Бендерах говорят, что комбат Костенко иногда навещает свою могилу. В строгом черном костюме, в темных очках, в окружении боевых товарищей. Они долго молча стоят среди надгробий, пьют не чокаясь горькую водку из граненых стаканов. В смерть комбата не верят многие — как на левом, так и на правом берегу Днестра. Костенко видят то тут, то там. О том, что он жив, даже как-то сообщило молдавское информационное агентство. Кто-то получил от него письмо. В сельском кафе два бывших молдавских волонтера, ныне гастарбайтеры, божились, что несколько лет назад строили для Костенко роскошную дачу под Москвой.
В этих слухах нет ничего удивительного. В Чечне не верят в смерть Басаева. Костенко стал воплощением духа приднестровской войны — героической, но кровавой и дикой, какой и положено быть гражданской войне эпохи смутного времени. Он стал ее символом — а символ не может умереть.
Варница — пригород Бендер, но находится под юрисдикцией Кишинева. У примэрии, над которой развевается молдавский флаг, меня ждет немолодой человек невыразительной внешности. Это генерал МВД Молдовы Виктор Гусляков, в 1992 году — начальник бендерского горотдела полиции. Того самого, с которого все началось.
— Думаю, что Костенко в 1992 году не убили. Его вывели отсюда. — Гусляков говорит с уверенностью профессионала. — С какой целью у тела были отрезаны кисти рук? Чтобы взять себе на память? Все криминалисты понимают, что отпечатки пальцев, помимо ДНК, — единственный способ идентифицировать личность. Думаю, Лебедь получил от Костенко всю нужную информацию и организовал ему изящный «выход из игры».
С Костенко Гусляков познакомился в 1990 году.
— Он обратился к нам в полицию за помощью, заявил, что подвергается рэкету со стороны ОПГ. У него тогда была своя фирма, которая продавала запчасти для ремонта машин. Я дал команду покойному Павлюку, старшему инспектору угрозыска (с ним работал в паре Александр Королев, впоследствии министр МВД ПМР). Мы провели работу, и рэкетиры оставили его в покое. Потом мы с ним встречались в горисполкоме в декабре 1991 года, после попытки вооруженного захвата нашего горотдела. Он мне признался, что не хотел командовать гвардией, но его заставили, по афганской линии. На него компромат какой-то был. Потом уже пошла информация о его преступлениях. Он стал пьянствовать, наркотиками баловался. Председателю горисполкома Когуту заявлял: «Я подчиняюсь только Тирасполю, а ты здесь никто», посылал его матом при всех. Видать, что-то у него перемкнуло. Создал при батальоне гвардии отдельное подразделение из лиц, ранее судимых, содержал их на деньги, которые реквизировал у населения. Жили они обособленно в железнодорожной школе. Имели собственный БТР. Один из них — криминальный авторитет Полоша — погиб в ночь с 22 на 23 июня (когда колонну приднестровских гвардейцев около Бендерской крепости расстреляли свои. — Авт.).
Никого из близких Костенко в Бендерах не осталось. Жена, с которой они вроде успели развестись, продала квартиру и уехала в неизвестном направлении. Боевая подруга Татьяна растворилась в пространстве. Известно, что летом 1992 года она содержалась в тираспольском СИЗО.

Казус Бергмана
В последнее время имя Костенко вновь на слуху. Связано это не столько с личностью самого комбата, сколько с фигурой нового спецпредставителя президента ПМР в Москве Михаила Бергмана. Бывший военный комендант Тирасполя, близкий соратник генерала Лебедя, Бергман широко известен своими громкими разоблачениями экс-президента ПМР Игоря Смирнова и экс-министра госбезопасности Владимира Антюфеева. Через пять дней после назначения Бергмана на ответственный пост по молдавскому телеканалу Publica TV было показано интервью, в котором новый помощник Евгения Шевчука высказывается за предоставление Приднестровью статуса автономии в составе Молдовы. Это интервью взорвало Тирасполь, как ядерная бомба. Бергман оправдывался тем, что интервью, дескать, старое. Однако оно явно было записано уже после смены власти в ПМР. «Мотивы назначения Бергмана фактически послом в Москве мне неизвестны, — комментирует ситуацию приднестровский политолог Андрей Сафонов. — Это вопрос к президенту Шевчуку: почему он держит на госслужбе, с допуском к государственным секретам, такую фигуру. Судя по его публикациям, Бергман отрицает право Приднестровья на самостоятельность. Его шаги против Смирнова и Антюфеева (недавно экс-комендант обратился в Следственный комитет РФ с заявлением, в котором обвинил Смирнова и Антюфеева в торговле оружием и похищении людей. — Авт.) направлены не столько против этих деятелей, сколько против приднестровской государственности как таковой. Этот человек — наш откровенный противник. Думаю, он всплыл именно сейчас, чтобы выполнить определенный политический заказ. За ним могут стоять силы, которые пытаются использовать втемную и президента Шевчука. Как в свое время использовали Горбачева. Вроде бы речь шла о критике недостатков, а потом рухнуло государство. Вслед за дискредитацией бывшего приднестровского руководства со стороны тех, кто управляет этим процессом, последуют требования отказаться от самостоятельности».
В Приднестровье напоминают, что некоторые обвинения могут бумерангом вернуться к самому Бергману.
— Спросите у него: куда он дел сотни единиц оружия, автоматы, гранатометы, боеприпасы, которые изъял у защитников Приднестровья? — говорит воевавший в Бендерах Николай Грищук. — Лично у меня он забрал пистолет, когда я в госпитале лежал. Говорит: я все сдам в ваше подразделение. Так и не сдал! Куда он его дел? Он приезжал в больницу и у раненых, которых привозили с поля боя, забирал оружие, а куда сдавал, никто не знает.
— И у меня пытался оружие забрать! — вступает в разговор член Союза защитников Приднестровья Николай Шестаков. — Когда в Бендерах шли бои, у меня во Дворце культуры, в бомбоубежище, были две женщины с грудными детьми. 23 июня я с водителем поехал в Тирасполь за молоком для них. На выезде нас остановили: сам полковник Бергман и с ним три мордоворота — типа патруль. «Сдайте оружие». Ну, я затвор передернул, водитель — по газам, так и ушли. А у многих отбирал! И никуда не сдал.
Известно, что комендант Бергман сыграл в судьбе Костенко роковую, хотя и не до конца ясную роль. Военный журналист Владислав Шурыгин даже обвинил нынешнего посла ПМР в том, что тот лично застрелил комбата. В своей книге Михаил Бергман утверждает, что решение ликвидировать Костенко было принято руководством ПМР — Смирновым и Антюфеевым. Однако есть свидетельства, что приднестровские власти, наоборот, организовали для комбата «коридор», когда военные по приказу генерала Лебедя окружили бендерскую 8-ю школу, где находились гвардейцы Костенко. Эту операцию по разоружению 2-го батальона проводил отряд спецназа разведки ВДВ под командованием Валентина Прокопенко. По сведениям одного из моих приднестровских собеседников, «задержание Костенко проводилось российскими спецслужбами. Для этого прибыло специальное российское подразделение».
Еще в Приднестровье говорят о том, что Лебедь и Костенко пересекались «по Афгану» и с тех пор между ними существовал непримиримый антагонизм. «Я считаю, что Лебедю нужно было во что бы то ни стало убрать Костенко, — считает полковник Наталья Воробьева, редактор газеты республиканской гвардии „За Приднестровье". — Лебедь его и арестовал. Заявление Лебедя об аресте Костенко с его официальной подписью я получила от начальника управления обороны Штефана Кицака, чтобы зачитать в Бендерах по радио. Это был очень резкий текст, и председатель горисполкома Вячеслав Когут не разрешил мне его читать, испугался».
По другой версии, после ареста Костенко поместили в СИЗО Тираспольского ГУВД, но забрали оттуда по распоряжению Лебедя в военную комендатуру. Лебедя уже давно нет в живых, а вот со стороны помощника и спецпредставителя нового президента Приднестровья общество вправе ожидать большей ясности по этой истории. Каким бы ни был чудовищем «кровавый комбат», самосуд это не оправдывает...
Кто спровоцировал бендерскую бойню?
В книге воспоминаний Михаила Бергмана комбат Костенко называется главным провокатором бойни в Бендерах. Эта версия полностью совпадает с официальной версией Кишинева. Однако она противоречит фактам, изложенным в интервью «МК» бывшего замминистра МВД Молдовы Бориса Муравского, — о том, что план захвата Бендер обсуждался в Кишиневе за несколько дней до начала событий. «Я думаю, что общее политическое решение о военной операции в Бендерах было принято в Кишиневе за 2–3 дня до событий, — говорит Андрей Сафонов, в то время министр правительства ПМР. — У некоторых убитых молдавских солдат были найдены мобилизационные предписания от 17–18 июня. Это говорит о том, что приказ об этом был отдан еще раньше».
Получается, что предлог для начала военных действий нужен был именно Кишиневу. И он был найден, точнее создан. Вот что рассказала мне Наталья Воробьева, непосредственная участница событий: «Меня как редактора гвардейской газеты включили в группу по выработке документа о прекращении огня. 18 июня наша делегация была в Кишиневе на заседании парламента, который принял решение о прекращении огня и отводе войск на 1 км. Когда ехали обратно, командир гвардии подкинул идею: выпустить листовку для молдавских солдат, объяснить, что мы за то, чтобы войска отвели не на 1 км, а сразу в казармы. 19 июня я написала текст и пошла в типографию. Когда листовку напечатали, позвонила, как обычно, в штаб гвардии, чтобы ее забрали».
В это время в Бендерах находился приехавший из Тирасполя майор контрразведки Игорь Ермаков. Ему и позвонили из штаба, попросив заодно забрать листовки. С ним были тираспольские гвардейцы Грекул и Кулаков, машину вел Николай Рябоконь. Находясь позже в руках у молдавских полицейских, Ермаков показал, что за листовками его послал командующий гвардией ПМР полковник Николай Лосев. Дорогу им показывал представитель рабочего комитета Миша.
— Трое прошли в типографию, — говорит Воробьева. — Ермаков и водитель остались в машине, и их арестовали полицейские.
Типография находится рядом с комиссариатом полиции. Вот версия событий в изложении его начальника Виктора Гуслякова:
— Ермакова намеренно послали в типографию. Как только сотрудники полиции подошли для проверки документов и Ермаков вышел из машины, по нему был открыт огонь. Стреляли из Агробанка. Видимо, команда была убить Ермакова. Они с водителем перебежали в здание полиции и зашли ко мне в кабинет. В это время из типографии открыли огонь по комиссариату. В типографии и в Агробанке находились гвардейцы. Мы позже нашли в типографии 6 автоматов и 6 комплектов военной одежды. Ермаков сказал, что он из контрразведки и его послал Лосев. Звоню Лосеву. «Это ответ на то, что ты задержал Ермакова и мою машину!» Как он через восемь минут, находясь в Тирасполе, узнал, что я задержал Ермакова?
Воробьева: «Там было старое здание типографии, а рядом стройка. В недостроенном здании сидели полицейские. Они и начали стрелять по тем, кто остался в типографии. Мы просидели в типографии до полудня следующего дня. Потом нас выпустили. Ребят я переодела в гражданскую одежду, но Сережу Кулакова полиция задержала, наверно, потому, что он был в охране командира гвардии. Мы спрятали в типографии два автомата, понимая, что выйти с ними не сможем».
Эти два автомата Воробьева потом забрала и сдала в комендатуру, о чем ей выдали справку. Автоматы по традиции из комендатуры исчезли и в гвардию, которой они принадлежали, так и не вернулись.
Гусляков: «Нападение началось в 16.45. Я доложил министру о нем только в 17.30. И только в 19.20, когда у нас уже был погибший — Зудин, а более 20 человек были ранены, я обратился к руководству за помощью. Помощь пришла в 23 часа. А Вооруженные силы Молдовы были введены в Бендеры только 20 июня утром».
Не вернулся из боя
Как видим, у каждой стороны, как водится, своя правда. Конечно, рассказ начальника полиции о том, как задержанные приднестровцы «сами» побежали к нему в кабинет, вызывает сомнения. Ермаков и его водитель, кстати, были потом вывезены в Кишинев. Интересно, что Гусляков в интервью ни словом не обмолвился о таинственном звонке, которым, как утверждал Бергман, провокатор предупредил полицию о готовящемся в типографии теракте. А на вопрос, почему вдруг решили проверить документы у Ермакова, экс-комиссар ответил: «Потому что подъехала незнакомая машина». На самом деле машина принадлежала штабу гвардии и номер ее был в полиции хорошо известен.
Теперь давайте рассуждать логически. Могло быть все описанное провокацией? Могло, если предположить, что Ермакова послали к типографии не случайно. При этом провокация была выгодна тем силам в Кишиневе, у которых все уже было наготове. «План операции в Бендерах мог быть такой: отсечь Бендеры от левого берега, с помощью бомбардировки с воздуха уничтожить мост через Днестр, затем размежеваться по Днестру, — полагает Андрей Сафонов. — Далее могли последовать шаги по форсированной интеграции Молдовы и Румынии. Такая схема возвращала бы нас к геополитической ситуации 1918–1940-х годов».
Интересно, что схожую мысль высказал и Гусляков. Однако, по его мнению, размежевание по Днестру (Бендеры в обмен на молдавские села на левом берегу) было выгодно Тирасполю.
Только где в этой схеме Костенко? Молдавская полиция разоружает и задерживает приднестровского офицера, несмотря на действующее перемирие (в Бендерах в тот момент даже находились наблюдатели). Офицер этот приезжает в типографию за листовками по приказу командира гвардии Лосева. Этот же полковник Лосев распорядился напечатать листовку. Печатала листовку и звонила с просьбой забрать тираж Воробьева. Мог ли Костенко знать, что Ермаков поедет в типографию? Тем более что контрразведчик приехал в Бендеры совсем по другим делам (чтобы присутствовать при допросе пленных) и решение изменить маршрут было принято неожиданно.
Нет, никак не сходятся концы с концами у сторонников теории заговоров. Похоже, что комбат Костенко просто оказался удобным объектом для навешивания всех собак. Он никак не мог заранее, как утверждает Бергман, спланировать провокацию и выставить своих людей у типографии, потому что был совершенно не в курсе всей этой истории с листовкой. Почему же этот инцидент продолжают называть «провокацией Костенко»? У комбата достаточно собственных грехов, но не стоит вешать на него чужие.
Те, кто раздувает миф о «черном комбате» и пролоббировал назначение на важный государственный пост его врага, хорошо знают, что делают. В прошлом году Кремль повел атаку на Игоря Смирнова с целью посадить в кресло президента ПМР спикера Анатолия Каминского. «Тогда российское руководство продвигало совершенно иррациональный план, — говорит Андрей Сафонов. — Закрыть приднестровский вопрос намеревались путем соглашения о вхождении Приднестровья в состав Молдовы, речь шла о федерации и даже о широкой автономии. Был расчет на то, что Каминский или другой сменщик Смирнова это подпишет. Но сейчас всем в Москве уже стало ясно, что не Россия установит контроль над объединенной Молдавией, а ее геополитические противники». Кандидат Кремля потерпел поражение, да и власть в Москве сменилась. Но запущенные колесики «проекта» крутятся по инерции. Лоббисты «слива» Приднестровья никуда не делись, это либеральное крыло Кремля. Они не смогли остановить операцию по принуждению Грузии к миру и готовили Приднестровье в качестве «утешительного приза» западным партнерам. Фирменные «чемоданы компромата» от Бергмана прекрасно вписываются в эти планы.
Как и герой фильма «Повелитель бури», Костенко, по свидетельству знавших его людей, по окончании одной своей афганской командировки писал рапорт с просьбой направить его в другую. Он пытался, но так и не смог по-настоящему вернуться с войны, поэтому его приднестровская «командировка» стала последней.
Тирасполь—Бендеры—Москва.
материал: Марина Перевозкина
газетная рубрика: ЭКС-СССР
www.mk.ru
© Электронное периодическое издание «MK.ru»

Просмотров: 699 | Добавил: lesnoy | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 116
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz



  •  
     


      «EUROPE»

      «CHINA»

      «AMERICA»

      «POLSKA»

      «ČESKO»



     ⇒  «ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ, ДЕЛАЙТЕ СВОЙ ГРАЖДАНСКИЙ БИЗНЕС» ⇐ 
    Copyright MyCorp © 2021
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz