Понедельник, 20.08.2018, 05:34
   АРМИЯ  ЖИЗНИ         LIFE  ARMY
Главная | Регистрация | Вход
«  Август 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Главная » 2016 » Август » 6 » Национальное освобождение и национальный гнёт: 1848
Национальное освобождение и национальный гнёт: 1848
17:24
https://regnum.ru/news/2164065.html
Правовые противоречия перерастают в национальные войны
6 августа 2016, 17:13 — REGNUM  
Революция 1848 г., воспринимавшаяся как возвращение к истокам революции 1789 г., провозгласившая освобождение личности от гнета абсолютизма через ограничение прав монархов конституциями, не могла не затронуть и другой части великого наследия — проблемы освобождения национальностей. Под этим подразумевалось создание национальных государств, и самым очевидными проблемами Европы были разъединенные Италия, Германия, Польша. Борьба за первенство в решении национального вопроса была неразрывно связана в этот период с идеями либерализма. На первом этапе революционного кризиса в наиболее угрожаемом положении оказалась Австрия. Ее интересы затрагивали и внешние национальные угрозы — унионистские итальянское и германское движения, и бесчисленные внутренние, из которых одно — венгерское — могло вообще уничтожить Дунайскую монархию.

Король Пьемонта Карл-Альберт 4 марта 1848 г. даровал своим подданным конституцию. 23 марта он объявил войну Австрии, а на следующий день призвал итальянскую нацию к освобождению и объединению. 25 марта 40-тысячная сардинская армия начала переходить границу. Восставшая Ломбардия (29 мая) и Венеция (4 июля) высказались за союз с Пьемонтом. Революция быстро переросла в общеитальянское движение за создание единого и свободного от иностранного господства национального государства. Лозунгом этого воззвания были слова «Италия сделает сама», то есть добьется поставленной цели без иностранной поддержки. Пьемонтская армия, значительно усиленная стекавшимися из разных итальянских государств добровольцами, поначалу добилась значительных успехов. Под давлением своих подданных военную помощь Карлу-Альберту вынуждены были оказать папа римский и король неаполитанский. Сардинские войска при поддержке революционеров вошли в Парму и Модену.

Положение Радецкого было сложным, революция сказывалась и на его многонациональных войсках, в первую очередь на частях, укомплектованных итальянцами и венграми. Дезертировала даже часть офицеров. Однако 82-летний ветеран наполеоновских войн быстро укрепил свое положение в четырехугольнике крепостей, который так и не рискнула штурмовать революционная армия. 25 июля 1848 г. он разгромил итальянцев под Кустоццей и вскоре после этого — под Миланом. Итальянцы быстро отступали, бросая оружие, форму, обувь. Стояла страшная жара, и сохранявшим боевой порядок австрийцам было непросто преследовать беглецов. Тем не менее, Карл-Альберт поначалу отказался от предложенного перемирия, по которому он должен был увернуть пленных и ретироваться в свои владения. Король не без оснований опасался миланцев, которые не без оснований опасались мести солдат Радецкого.

6 августа итальянские войска все же вынуждены были покинуть Милан. 9 августа Карл-Альберт подписал перемирие сроком на 6 недель, необходимое австрийцам для того, чтобы использовать войска на других направлениях. Сардинская армия покидала Ломбардию и обязалась уйти из Венеции. Сардинцы до последнего надеялись на возможность вмешательства Франции. Уже 3 августа король напрямую заявил об этом французскому послу. Сардинцы хотели получить 40-тысячную армию в Пьемонте и 10-тысячную в Венеции. Поскольку во Франции начали поговаривать о территориальной компенсации за усиление соседа, Карл-Альберт заявил, что об уступке Ниццы и Савойи не может быть и речи.

«Победы Радецкого, — писал 12(24) августа 1848 г. Николай I Паскевичу, — приносят ему величайшую честь, как и армии его, ибо в самых трудных обстоятельствах они умели верностью и храбростью спасти честь империи; они одни сохранили в себе чистую, старую монархию — честь и слава им. Старика я почтил 1-м Георгия, и в знак уважения к нему и к армии его.» Единственным очагом революции осталась осажденная австрийцами Венеция во главе с бывшим командующим неаполитанской армии ген. Гульемо Пепе. Уже после первых побед Радецкий предложил почетную капитуляцию, но она была отвергнута. Венецианцы не собирались выполнять условия австро-пьемонтского перемирия и сдавать свой город австрийцам. Следуя секретным инструкциям Карла-Альберта, переданным его представителю контр-адмиралу Микеле Альбини, руководство Венеции провозгласило республику Св.Марка. В результате австрийцы установили плотную блокаду Венеции. В окруженном городе вскоре стал сказываться недостаток дров и продовольствия. Повстанцы не могли себе позволить и активных действий — у них не хватало боеприпасов и оружия. Париж колебался между вмешательством в итальянские дела и политикой сохранения мира. В конце концов было выбрано второе решение. 3 сентября Австрия приняла предложение англо-французского посредничества в Северной Италии. Империя не могла позволить себе роскошь разбрасываться силами.

Волнения начались и в Праге. Отсюда 28 марта 1848 г. Фердинанду I была отправлена делегация с петицией, требовавшей введения для Богемии особой конституции, присоединения к «Богемской короне», т. е. Чехии, земель, ей ранее принадлежавших, т. е. Моравии и Силезии, а также проведения различных либеральных реформ. Борясь с немецким элементом на территориях, которые чешские деятели считали своими, они готовы были принять в Праге императора и предлагали ему перенести свою резиденцию сюда. 2 июня здесь собрался Славянский съезд, поначалу лояльно настроенный к монархии, но 12 июня в городе начались волнения. По примеру венских, и пражские студенты и бюргеры требовали раздачи оружия. Командующий войсками фельдмаршал князь А.К. фон Виндишгрец, один из наиболее непримиримых по отношению к революции австрийских военных, отказался идти на уступки. В ответ на строительство баррикад и стычки с гарнизоном он использовал оружие, включая и артиллерию.

Виндишгрец готовил солдат к действиям — проводил смотры, учения. На господствующих над городом высотах были установлены батареи. 12 июня гренадеры атаковали проходивших мимо дома князя демонстрантов в штыки. После первых убитых толпа побежала. Баррикады заполнились негодующими людьми. 14 июня Прага оказалась под огнем артиллерии, в городе начались пожары, которые невозможно было тушить из-за интенсивных обстрелов. 15 июня огонь по городу был остановлен. Это произошло после убийства княгини Виндишгрец. Князь не хотел, чтобы его действия воспринимались как личная месть. Впрочем, все было решено. 16 июня выступление в Праге было подавлено, контроль над городом восстановлен. Виндишгрец ввел осадное положение и начал аресты. Прага, разумеется, оставалась недовольной, но чувства уже не выплескивались на улицы.

Наиболее опасной для империи Габсбургов стала революция в Венгрии. Уже актом 15 марта 1848 г. его населению даровалась свобода совести, ответственное управление, в том числе и на местах, где должны были собираться ежегодные парламенты, но при этом все земли, на которые претендовали лидеры революции, должны были сохранить свое единство с Венгрией. Право голоса получили практически все мужчины старше 25 лет, говорящие по-венгерски. Утверждение императором сформированного графом Батьяни правительства, ответственного перед венгерским сеймом, затянулось, так как Фердинанд не хотел соглашаться на создание в его составе военного министерства и министерства финансов. В сложившейся обстановке, в условиях войны в северной Италии революции, он не хотел потерять прямой контроль над войсками и доходами Венгрии. мог себе позволить потерять. Тем не менее, 7 апреля он вынужден был утвердить состав правительства в проекте Батьяни. 10 апреля Фердинанд прибыл в Пресбург на заседание сейма, где на следующий день утвердил новые законы и учреждения. Вслед за тем сейм был распущен и новое правительство переехало в Пешт. Это была безусловная победа революционеров, но она не принесла желаемого успокоения на земли «Венгерского королевства».

Перед населявшими эти земли народами вставали мрачные перспективы. Л. Кошут призывал со страниц своей газеты «Пешти Хирлап» («Пештские новости»): «Мы должны поторопиться мадъяризовать хорватов, румын и саксонцев, ибо иначе мы исчезнем». Мадъяризация шла полным ходом — делались попытки ввести богослужение на венгерском языке, насильно, под страхом телесных наказаний вводить венгерский язык и т.п. Венгерские революционеры, также как греческие и польские, стремились к созданию национального государства, однако видели его в границах исторической Венгрии — «земель короны Св. Иштвана», в которые, кроме этнической Венгрии, входили Словакия (Верхняя Венгрия),Хорватия, Закарпатская Русь (комитаты Угоча, Мараморош, Унг, Берег),Воеводина (Банат),Трансильвания. В рамках этих территорий венгерский элемент составлял менее 50% (4,2 млн. из 10,5 млн.),а католический — чуть более 50% (5,6 млн.). Венгерское национальное освобождение несло с собой угрозу еще большего, чем австрийское, национального угнетения для хорватов и сербов, словаков, русин (вместе — около 4,26 млн.),валахов (1 млн.),немцев (700 тыс.).

Венгерская национальная революция была освободительной далеко не для всех, она вела борьбу как с Габсбургами, так и с этими народами, что чрезвычайно ослабило ее, создало напряженную обстановку на окраинах земель, контролируемых повстанческим правительством. Сразу же после начала революции в Венгрии регентский совет Хорватии избрал ее баном (губернатором) полковника барона Иосифа Елачича. Он несколько лет прослужил на военной Границе — особом районе на границе с Турцией, населенном сербами. Население Границы по переписи 1833 г. составляло 1.041.675 чел, из которых православные (сербы) составляли 517.820 чел., католики (хорваты) 426 031 чел., 53.926 униатов, 470 — евреев, остальные — протестанты разного толка. Граница находилась в непосредственном подчинении Военного министерства, она управлялась офицерами австрийской армии и делилась на генералаты, полковые и ротные округа. Все мужское население от 20 до 50 лет несло службу, в мирное время — в качестве пограничной стражи, в военное — в качестве легкой пехоты. Всего это составляло 17 пехотных и 1 гусарский полк. Кроме того, граничары поставляли кадры для батальона чайкистов (от слова «чайка» — лодка) — речной пограничной флотилии, в зоне ответственности которой находились пограничные с Турцией участки рек Дунай, Тиса и Сава. Всего на Границе числилось 48.291 чел.

Это была большая и хорошая организованная сила. Елачич пользовался репутацией храброго и предприимчивого офицера, лояльного императору и преданного идеям хорватского национализма. Поскольку в этот период эти идеи прежде всего были противопоставлены венгерскому влиянию, то они не помешали популярности Елачича среди граничар-сербов. 23 марта 1848 г. Фердинанд произвел его в фельдмаршалы-лейтенанты и официально назначил его австрийским губернатором Хорватии, без одобрения правительства Батьяни, считавшего Хорватию венгерской территорией. 19 апреля новый бан потребовал от революционного Будапешта признания «независимой и равноправной с Венгрией» Хорватии. Он максимально использовал сложившуюся ситуацию для объединения южных славян против революции под знаменем Габсбургов. Впрочем, у них не было выбора.

8 апреля 1848 г. делегация воеводинских сербов прибыла в Пресбург, чтобы представить венгерскому революционному правительству свои приветствия и просьбы — признать за ними права национального меньшинства — в том числе и право на свободу вероисповедания и начальное образование на родном языке. Кошут отказался признать за сербами эти права, а когда они намекнули, что с этими просьбами они могут обратиться и к другим, пригрозил: «Тогда все решит меч». «Сербы никогда не боялись меча», — ответили революционеру-освободителю члены делегации. 13 мая в Карловице (совр. Сремски Карловцы, Сербия) собралась сербская национальная ассамблея, которая высказалась за автономию славянских земель под властью австрийского императора. Кроме сербов, на ней были представлены делегаты от хорватов, чехов, болгар и даже поляков. Последними свои иллюзии потеряли представители валашского населения Трансильвании. 15 мая 1848 г. они потребовали пропорционального присутствия во власти и равных прав униатской и православной церквей с католической, на что последовал отказ революционного правительства.

В ответ на обращения со стороны Батьяни, жаловавшегося императору на сепаратистские тенденции Елачича, Фердинанд, в качестве короля венгерского, 6 мая издал два декрета, по которым провозглашал полное подчинение венгерскому правительству всех воинских и гражданских властей Хорватии, включая и Границу, а также предоставлял Пешту право отправки своего комиссара в Хорватию для пресечения всяких попыток ее отделения от Венгрии. Елачич не признал эти декреты, а население Аграма (совр. Загреб, Хорватия) 15 мая устроило публичное их сожжение.

18 мая Елачич назначил выборы в хорватский Сабор и призвал жителей страны к защите от венгров. Началась мобилизация войск военной Границы, которые стали костяком сил Елачича. Он убеждал императора и правительство в том, что целью венгерской революции является создание независимого государства. Со своей стороны граф Батьяни заверял Фердинанда, что верен ему как венгерскому королю и ради спасения венгерской короны для Габсбургов требовал, чтобы император воздействовал на лояльного ему Елачича. 8 июня монарх передал Военному министерству в Будапеште право командовать всеми войсками на землях короны Св. Иштвана, включая Границу. 10 июня Фердинанд, надеявшийся на возможность мирного решения венгерского кризиса, решил пойти на уступки революционному правительству, требовавшему смены хорватского губернатора и особым манифестом объявил о его отставке.

В ответ на манифест, Елачич собрал в Аграме избранных депутатов Сабора, который также высказался за борьбу против революционной Венгрии и подтвердил его избрание в качестве бана Хорватии, Словении и Далмации. Более того, он посетил двор императора в Инсбруке, где был благосклонно принят. Правда, ему приказали замириться с венграми, но при этом никаких репрессий против генерала, не подчинившегося приказу, и даже официально объявленного политическим преступником, не последовало и 24 июня он благополучно вернулся в Аграм. Шла политическая игра, в которой при любых условиях император отнюдь не собирался терять Венгрию, а Елачич — подчиняться ей. Венгерское правительство оказалось в сложном положении. Его Военное министерство было создано для управления венгерской армией, между тем собственно венгерские полки находились по преимуществу вне границ не только Венгрии, но и даже «Венгерского королевства». Здесь в основном были расквартированы немецкие, итальянские и славянские части — 20 батальонов пехоты, 10 гусарских полков, 2 пограничных трансильванских полка, 8 рот 2-х итальянских полков и часть богемского артиллерийского полка — всего до 50.000 отлично подготовленных солдат и офицеров.

8 июня Пешт получил власть над ними, но эта власть, даже не смотря на проведенную 1 июня 1848 г. в войсках присягу на верность венгерской конституции, была иллюзорной. Командовавшие подразделениями австрийской армии офицеры не симпатизировали революции вообще, а национальной венгерской — в частности, а их подчиненные также не испытывали к этому явлению особо теплых чувств. В результате еще 16 мая Военное министерство Венгрии приступило к созданию частей народного ополчения — гонведа. Первоначально должны были быть сформированы 10 батальонов общей численностью в 10 тыс. чел. Обучение и вооружение этих частей должно было проводиться по австрийскому образцу, но командным языком был венгерский. 24 мая был издан указ о выпуске обязательств венгерского казначейства на сумму в 2 млн. гульденов и ассигнаций на 12,5 млн. гульденов.

В конце июня 1848 г. правительство Батьяни решило организовать экзекуцию против сербов Баната (Воеводины),объявивших о своей автономии. Сербы успели организовать и вооружить, в немалой степени благодаря граничарам, ополчение общей численностью около 30 тыс. чел. Гонвед и правительственные войска (около 15 тыс. чел.) действовали вяло, в том числе и потому, что первые были еще плохо обучены, а вторые не горели желанием воевать за идеалы венгерского национализма. В июле 1848 г. эта попытка провалилась, но она получила самый живой отклик в Хорватии, стремившейся поддержать сербов против общего врага. В Воеводине продолжались военные действия, которые убедили и друзей, и врагов венгерской революции в ее военной слабости. На помощь воеводинским сербам пришли добровольцы из княжества. 12-тысячный отряд успешно воевал против венгров, его снабжение продовольствием и боеприпасами во многом также осуществлялось из Сербии. Князь Александр оказался в весьма двусмысленной ситуации — внешне он придерживался нейтралитета, что вызывало недовольство его подданных, однако он не мог помешать поддержке воеводинских сербов, естественно, как подданных Австрии, противостоящих венгерским революционерам.

Подробности: https://regnum.ru/news/2164065.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.
Просмотров: 178 | Добавил: lesnoy | Теги: Австрия, италия, Война | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 114
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz



  •  
     


      «EUROPE»

      «CHINA»

      «AMERICA»

      «POLSKA»

      «ČESKO»



     ⇒  «ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ, ДЕЛАЙТЕ СВОЙ ГРАЖДАНСКИЙ БИЗНЕС» ⇐ 
    Copyright MyCorp © 2018