Четверг, 16.08.2018, 12:41
   АРМИЯ  ЖИЗНИ         LIFE  ARMY
Главная | Регистрация | Вход
«  Август 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Главная » 2016 » Август » 6 » Наука очковтирательства
Наука очковтирательства
18:05
https://regnum.ru/news/cultura/2164053.html
Кто и как собирается учить нас патриотизму
МОСКВА, 6 Августа 2016, 15:54 — REGNUM  
В научных организациях гуманитарного профиля в связи с непростой международной обстановкой всё чаще звучит слово патриотизм. Но, как известно, любое понятие, даже самое святое, можно «замылить» или опошлить, если им пользуются не к месту или пользуются те, чей личный пример явно дисгармонирует, если не противоречит, смысловому содержанию данного понятия. Чтобы учить патриотизму, а именно любви к своей Отчизне, надо самим быть патриотами. Надо уважать труд и знания своих соотечественников (а не измываться над ними),надо тратить свои знания и силы на лучшее устройство страны (а не грабить ближнего для поднятия своего собственного благосостояния),надо быть гражданином и уметь защищать общественное достояние (а не мониторить направление ветров от властных вертикалей) и много чего ещё надо. В этой связи обращаем внимание на социальный феномен — личность одного из руководителей подведомственных Минкультуры институтов, который на поднявшейся волне патриотизма и традиционных ценностей успешно разгромил два научных коллектива, которые как раз и занимались и ценностями, и патриотизмом — не на словах, а на деле.

Острый глаз Министерства культуры ‑ и никаких очков
Острый глаз Министерства культуры ‑ и никаких очков
В связи с этим мы целиком поддерживаем статью нашей коллеги, зав. отделом культурных ландшафтов и традиционного природопользования Российского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва Марины Кулешовой «Новый Лысенко: Минкульт России «оптимизирует» науку о наследии России» [1], ставшую достоверной антологией разрушения нашего института внедряемыми со стороны Министерства культуры РФ «эффективными менеджерами». Одновременно выражаем протест против действий нынешнего директора института Арсения Миронова, который, вопреки действующему законодательству по отношению к научным работникам, руководствуясь кулуарным внутренним распорядком, поспешно уволил автора за «прогул» и тут же ушел в отпуск, почему-то совпавший с вызовом его в прокуратуру. Череда отпусков, кстати сказать, началась у него ещё с марта текущего года, когда Министерство культуры впервые оказалось в поле зрения правоохранительных органов. Так возвращается «философия зайца» (на этот раз какого-то особенно нашкодившего),если вспомнить историю предыдущих вмешательств Министра культуры Владимира Мединского в научные исследования подведомственных ему институтов и инициированные им кадровые зачистки и назначения — якобы для повышения качества и поднятия зарплаты оставшимся сотрудникам [2].
Мы — остатки прежнего состава научного коллектива Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва и Российского института культурологии, уцелевшие под прессингом административного давления и шантажа со стороны нового руководства объединенного института, а также некоторые уже уволенные специалисты, выражаем солидарность с нашей коллегой Мариной Евгеньевной Кулешовой и обращаемся к главе государства РФ, различным правоохранительным государственным ведомствам, научному сообществу России и СМИ с просьбой остановить процесс окончательного разрушения нашего института, начавшегося в 2013 году и длящегося по сей день, в сопровождении «нецелевого расходования бюджетных средств» государства, как комиссия Счётной палаты РФ охарактеризовала результаты деятельности предыдущей переходной администрации объединяемых институтов во главе с П.Е. Юдиным (такая оценка осталась без последствий).
После прихода осенью 2014 года нового директора Миронова А.С. в реорганизованном и объединенном институте усилилась практика уничтожения фундаментальных и прикладных научных направлений, увольнения опытных сотрудников, присвоения интеллектуального капитала авторитетных ученых новоявленными дельцами от науки. Некомпетентность, самоуправство, протекционизм характеризуют стиль нынешнего руководства. Все это вместе подрывает основы научно-исследовательской деятельности и создает обстановку полного пренебрежения законом.
Кратко изложим, что именно привело к приостановлению реальной научно-исследовательской деятельности сначала в Российском институте культурологии (далее — РИК),а затем в Российском институте культурного и природного наследия им. Лихачёва (далее — Институт Наследия),к которому РИК был присоединен в результате реорганизации.
Циничное отношение к интеллектуалам и интеллектуальному сообществу и недооценка роли интеллектуального капитала в целом стали проявляться со времени назначения Владимира Мединского Министром культуры РФ, характеризуя весь период его пребывания в должности. Вспомним различные интервью в СМИ, в которых Министр культуры продемонстрировал свое отношение к исследовательским институтам, где, по его мнению, работают люди, нечего не создающие, получающие нищенскую зарплату, что свидетельствует об отсутствии у них чувства самоуважения [3]. Такая издевательская позиция Министра культуры по отношению к «подведомственному» интеллектуальному сообществу стала платформой для разрушения научных институтов (как в Москве, так и Петербурге).
Из истории Института культурологии
Созданный в 30-е XX века, РИК стал единственным научно-исследовательским институтом страны, в котором велись фундаментальные исследования в области культуры (М.Б. Туровский, Ф.Т. Михайлов, Н.С. Злобин). В дальнейшем, благодаря разработкам живой легенды и корифея российской науки, профессора Э.А. Орловой, В.П. Шестакова (соратника А.Ф. Лосева),В.Л. Рабиновича и многих других престиж РИКа лишь возрастал, и в конце XX столетия РИК уже котировался на мировом уровне. Созданные Э.А. Орловой универсальная концепция культуры, целый ряд направлений в области фундаментальных и прикладных исследований (отметим, утвержденные Министерством культуры РФ) стали ориентиром исследовательской работы, которому следовали научные сотрудники в течение десятилетий. В институте сложились собственные традиции, практика воспитания научных кадров, стандарты научно-исследовательской деятельности в области фундаментальных и прикладных разработок. Безусловными были требования постоянного совершенствования, профессионализма, научного новаторства и т.д.
Так в РИКе сложилась уникальная научная школа, не имеющая равных в России. Правда, объективности ради надо отметить, не все исследователи вытягивали заданную «планку», но действительно талантливые ученые составляли реальную конкуренцию зарубежным коллегам с мировым именем.
Положение дел в Институте культурологии в период так называемой реорганизации (2013 и 2014 годы)
Разрушительная стратегия была запущена в 2013 году под прикрытием официально провозглашенного курса на «оптимизацию», в основу которой, в соответствии с Постановлением Правительства РФ, должен был лечь специально разработанный Министерством культуры план мероприятий под названием «дорожная карта». Под административным давлением был вынужден покинуть свой пост директор РИК К.Э. Разлогов, что вызвало протест знаковых фигур отечественной культуры [4].
Началось, согласно «дорожной карте», сокращение численности работников. Планировалось: в 2013 г. — 91 научный сотрудник, в 2014 г. — 87; в 2015 г. — 85; в 2016 г. — 83. Однако на сегодняшний день в институте работает всего 7 человек из бывшего РИКа, оставшихся после слияния с Институтом Наследия, а из числа бывших сотрудников последнего сегодня остались 20 человек, так что данный пункт «дорожной карты» можно назвать фарсом, хотя, может быть, заданное количество дополняется за счет сотрудников, появившихся после прихода А.С. Миронова.
Следует отметить, что за весь период работы А.С. Миронова практически ни одна монография либо сколько-нибудь серьезная работа Институтом культурного и природного наследия не была выпущена. Процесс разрушения и уничтожения института стал набирать обороты. Массовое сокращение сотрудников идет без соблюдения норм трудового законодательства (ст. 179 ТК),положения об аттестации, иных процедур и т.д. Происходит профессиональная дискредитация ученых, чинились и другие препятствия их профессиональной деятельности. Так, ряд сотрудников не получили ни от руководства РИК, ни от ответственных лиц Министерства (в частности, от А.О. Аракеловой) ответа о принятии (согласовании) научно-исследовательских тем, а ведь речь шла о планировании работы Института культурологии до 2018 года!
21 января 2014 г. состоялась общее собрание сотрудников РИК и Института наследия с участием советника Президента РФ В.И. Толстого, статс-секретаря Министерства культуры Г.П. Ивлиева. На нем было обещано сохранить независимость и самостоятельность РИК, а мизерность зарплат объяснена как «технический сбой». Однако на следующий день полной неожиданностью для всего коллектива стало объявление руководством РИК о слиянии с Институтом наследия, хотя накануне в присутствии представителей власти принимались решения в интересах науки и с учетом интересов научного коллектива. 22 января 2014 года был издан Приказ № 76 («О реорганизации …»),согласно которому реорганизацию следовало провести в форме присоединения РИК к Институту наследия.
Многочисленные обращения сотрудников РИК в различные государственные инстанции, в том числе судебные, не дали результатов. Сначала Москворецкий районный суд отказал в приеме искового заявления сотрудников по поводу выяснения вопроса об их зарплате в соответствии с «дорожной картой». Затем Тверской районный суд города Москвы не принял исковое заявление сотрудников о признании решения органа государственной власти незаконным (иск по поводу установления законности и правомерности приказа № 76 от 22.01.2014).
Таким образом, вопросы правомерности реорганизации РИК, невыполнения «дорожной карты» и правомерности расходования бюджетных средств до сих пор остаются открытыми и невыясненными (в неофициальных беседах нынешнее руководство института все финансовые махинации приписывает бывшему директору П.Е. Юдину, освобожденному от должности приказом Министра культуры РФ в 2014 году).
Итак, сотрудники оказались в условиях правового вакуума и произвола со стороны министерских чиновников и руководства института. На этом закончился первый этап разрушительного процесса, события второго этапа происходили уже в стенах Института Наследия.
Положение дел в Институте наследия (2014−2016 гг.)
И все же Министр культуры, чтобы приостановить активное сопротивление сотрудников РИК, был вынужден избрать иную тактику и заменил директора института П.Е. Юдина, человека сомнительной и неопределенной биографии, на А.С. Миронова.
Если первый руководитель вёл себя беззастенчиво, грубо и авторитарно, то второй приступил к миссии разрушения уже объединенных институтов, действуя тайно и более изощренно. На сегодняшний день обстоятельства дел в институте таковы.
За спиной научного коллектива (а именно, в закулисье Министерства культуры) был принят Устав и одобрена Концепция института. После публикации М. Кулешовой был спешно сменён сайт — дабы убрать целый ряд возникающих по поводу деятельности института вопросов. Только на новом сайте появилась информация о структуре института, которая была кулуарно утверждена без согласования и обсуждения с научным коллективом; данная структура ставит крест на преемственности научно-исследовательской практики РИК и Института Наследия. Крест не только в переносном, но и прямом смысле — в центре схемы, изображающей новую структуру института, помещён голгофский крест, дирекция между делом развлекается религиозным эпатажем в стенах светского научного учреждения [5]. Однако христианская, равно как и патриотическая, риторика выступают в данном случае прикрытием казнокрадства и бессовестного перераспределения фонда оплаты труда сотрудников в пользу небольшой группы приближенных замов, большинство из которых не производит никакой научной продукции. При этом на фоне зарплат в 6−12 тысяч в месяц обычных сотрудников поразительно высокими выглядят доходы руководства Института, достигающие 3−4 миллионов рублей в год [6].
В Институте Наследия с приходом Миронова полностью игнорируются квалификационные требования к вновь набираемым научным сотрудникам, к руководящим научными работами должностям: директора, его заместителей, советников, без чего прием на работу не легитимен (должен быть объявлен конкурс с перечислением требований, соответствие которым является обязательным для претендентов и работников научно-исследовательских и образовательных учреждений). На работу, за редким исключением, принимаются персоны, нечего общего не имеющие с наукой, и выгоняются кадры, высокой квалификации и с мировыми именами. Фактически идет процесс целенаправленного уничтожения института.
Ученый совет был сформирован не по профессиональному признаку, а в основном по признаку лояльности его членов директору. Среди членов Ученого совета есть и те, кто принимал активное участие в разрушении обоих институтов и незаконном увольнении научных сотрудников, в настоящее время они занимают должности заместителей директора института и советников. Был уничтожен последний оплот РИК — единственное подразделение института, в котором еще велись фундаментальные исследования, — отдел стратегии социокультурной политики и модернизационных процессов, входивший в Центр фундаментальных исследований в сфере культуры (под предлогом его переименования в отдел актуализации наследия и без предоставления концепции нового отдела).
Такие направления как культурная антропология, социология культуры, политическая культура и т.д., без которых и помыслить нельзя современное фундаментальное исследование в сфере культуры, полностью исчезли из направлений и плана института, что говорит о преднамеренном уничтожении института как исследовательского центра.
Темы по исследованию традиционных и современных ценностей, методологии разработки модернизационной политики и т.д., заявленные М.Р. Деметрадзе для включения в планы института на 2016 год, осуществлявшиеся сотрудниками Отдела стратегии социокультурной политики и модернизационных процессов, частично присваиваются директором А.С. Мироновым, частично перераспределяется среди сотрудников из его близкого окружения, хотя они никогда не проводили исследования по данной тематике. Отметим, что присвоение чужих наработок непрофессионалами ведет к искажению и обесцениванию идей и текстов в силу некомпетентности и непонимания методологии научных исследований.
Присвоив чужие научные направления и темы, директор перевел М.Р. Деметрадзе в непрофильный центр, концепция которого неизвестна, прибегнув таким образом к административному произволу (хотя в официальном письме цинично утверждает, что центр не был ликвидирован, а всего лишь переименован).
Прекрасный пример профанации науки и имитации бурной деятельности — история институтского Центра всемирного наследия во времена, когда руководить этой структурой стал, по внезапному назначению «сверху» в начале 2015 года, некто Юрий Николаевич Гусев. Буквально через пару недель после своего прихода он, абсолютно некомпетентный, никогда не соприкасавшийся со сферой охраны наследия, однако крайне самоуверенный человек, стал принуждать к увольнению главных экспертов по проблемам всемирного наследия, работавших в Институте уже давно, прекрасно знавших свое дело и не имевших до того никаких дисциплинарных нареканий. Самолично отстранил их от привычной научной тематики и создал вокруг них атмосферу информационного вакуума, не давая при этом никаких поручений. В итоге пять экспертов Центра, один за другим, были вынуждены покинуть здание родного им некогда Института, уволившись «по соглашению сторон» или «по собственному желанию». В этом моральном нажиме на людей, кстати сказать, Гусева молчаливо поддержала администрация института, создав вокруг упомянутых специалистов по всемирному наследию атмосферу подозрительности и мстительности, унижающую человеческое достоинство. Сам же г-н Ю.Н. Гусев в течение целого года развлекал себя посещением различных международных форумов за государственный счет, получал немалый доход с института за счет «экономии средств» на своих подчиненных и, чтобы как-то оправдать свое присутствие в Институте, «изобрёл» так наз. «национальный индекс культурного наследия», поспешно представленный с подачи А.С. Миронова рядом СМИ как научный «прорыв». Однако эта «разработка» была признана экспертами полнейшей профанацией, угрожавшей и без того пошатнувшемуся имиджу института [7]. Этим было практически сорвано выполнение важнейшего государственного задания, связанного со всемирным наследием, которое было сформулировано в пункте 3д Поручений Президента РФ по итогам совместного заседания Госсовета и Совета по культуре и искусству 24 декабря 2014 года [8]. После года неудачного, если не сказать позорного, правления Ю.Н. Гусев уволился.
Плановые темы, на которые целевым назначением выделяет средства Минкульт, распределяются таким образом, чтобы удовлетворить аппетиты узкого круга избранных, при этом сразу по 10 тем закреплены за одними и теми же сотрудниками, не имеющими никакого исследовательского опыта и соответствующих знаний. К таковым со всей очевидностью следует причислить М.Б. Гурова, не имеющего ученой степени, не опубликовавшего ни одной научной статьи, являющегося всего лишь аспирантом, но на недавнем аспирантском отчете не способного вразумительно изложить содержание своей научной работы. Тем не менее, он руководит рядом структурных подразделений, ведет десятки научных направлений, помыкая заслуженными учеными и объявляя себя автором их наработок. Объемы финансирования научных проектов при этом скрываются, а планы института постоянно переделываются под галопирующими темпами меняющийся состав сотрудников.
Фонд заработной платы носит непрозрачный характер; непонятно по какому принципу одним работникам выплачивается высокая зарплата, а другим — нищенская. Положение о выплате зарплаты для сотрудников не доступно. Полностью игнорируются критерии эффективности и результативности работы, показатели труда и т.д. Во всяком случае, сами по себе небесспорные в научном сообществе, но принятые сейчас к исполнению руководством (разработанные в РИНЦ) наукометрические показатели работников абсолютно не учитываются. К чему тогда научные отчеты, если не для заимствований их результатов?
Директор ограждает себя от дореформенного научного коллектива, игнорирует профессиональную этику, достижения, авторитет и квалификацию опытных исследователей. Директор не отвечает на письма сотрудников; окружил себя псевдоучеными, ничего общего не имеющими с научно-исследовательской деятельностью. Не исключено, что этим и объясняется удаление с сайта наукометрических показателей учёных. Между тем, такое сокрытие означает, что институт фигурирует с нулевым импакт-фактором, что может привести к его полной ликвидации.
Директор ликвидирует самые результативные отделы и отнюдь не ликвидирует отделы, лишь формально существующие и не издающие никакой научной продукции (даже в виде статей!).
Администрация сознательно парализует нормальную работу, препятствует разработке и внедрению в аспирантуре института новых специальностей, предметов, программ. Под угрозой полного уничтожения оказались плоды кропотливого труда заведующей аспирантуры Н.В. Кузиной.
Зарплата основным сотрудникам прежнего состава заморожена в пределах от 6 до 12 тысяч рублей, при этом в институте установлен режим ежедневного присутствия с целью запугивания сотрудников увольнением с работы, хотя интеллектуальный труд по своей природе не допускает сидения на цепи у конуры рабочего места.
Ежедневная проверка сотрудников по поводу посещения здания института осуществляется не в целях повышения эффективности труда, а как средство давления на сотрудников, чтобы они не смели отстаивать свои социальные права и потеряли охоту интересоваться уровнем зарплаты, финансовыми потоками и положением дел в институте, тем самым говоря им: «Смирись, а то раздавим!».
Действуя по принципу «была бы спина, найдется и вина», администрация вынудила уйти из института его основателя Ю.А. Веденина, его направления научной деятельности были уничтожены, на него были поспешно навешаны в СМИ «грязные ярлыки» [9]. Были уволены руководители подразделений и тем Б.Б. Родоман, Д.Н. Замятин, Н.В. Максаковский, М.В. Монгуш, С.А. Пчёлкин, В.В. Рябиков, Т.И. Чернова, О.К. Румянцев и многие другие сотрудники.
Сложившуюся ситуацию можно назвать катастрофической. Управляемый репрессивными методами и относящийся к ученым как рабам, институт стал вотчиной А.С. Миронова, оккупированной квазиучеными из круга знакомых чиновников Министерства культуры РФ. Здесь под сомнительные проекты выделяются большие государственные деньги, что не приносит никакой пользы ни науке, ни государству. Наверное, в этом суть «оптимизации», под предлогом которой Министр культуры начал разрушение уникальных научных центров страны.
Профессиональная дискриминация сотрудников, ограничение научно-исследовательской свободы и плюрализма в Институте наследия
Дискриминационная политика А.С. Миронова не вызывает сомнения. Она подтверждается следующим:
1) невыплата достойной зарплаты большинству членов прежнего состава коллектива; и наоборот — высокие зарплаты для избранных персон (в результате чего складывается как будто бы приемлемая «средняя» зарплата);
2) уничтожение отделов по своему усмотрению, без оснований и предупреждения; оставление и сохранение малоэффективных отделов, опять-таки по своему усмотрению;
3) преследование, шантаж в отношении одних сотрудников; вседозволенность для сотрудников, близких к руководству.
Поскольку А.С. Миронов являлся советником Министра культуры РФ в том числе и по вопросам планирования, ему легко согласовывать и «выбивать» из министерства устраивающие его темы, вот почему многие темы, заявленные институтом в плане 2016 года, либо очень узки и не имеют никакой научно-практической значимости, либо их даже нельзя называть научными (в этом легко убедиться, ознакомившись с перечисленными ниже названиями тем и направлений [10]),и это при том, что одновременно устранялись или дискриминировались реальные научные направления.
Кроме того, утверждение тем состоялось только в середине года, в июне месяце, когда сотрудники получили подписанные министерством планы, но подписаны они были задним числом — 28 декабря 2015 г! За 2015 г. планы менялись трижды, последний был утвержден в ноябре месяце, когда уже готовилась сдача отчетов! Планы откровенно «подгоняются» под итоговые достижения, но и этими последними похвастаться нельзя.

Направление 1. Фундаментальные исследования. Раздел 1. Наследование ценностей культуры и цивилизации
Заявленная тема в этом разделе одного из сотрудников: «Русская духовная и философская традиция (19−20 вв.) как методологическое основание понимания закономерностей наследования ценностей российской цивилизации. Разработка ценностной модели культуры и культурного наследования».
Здесь интерес вызывает следующее. На основе какой методологии исследователь может соединить категории «духовность», «цивилизация», «ценности»; интересно ознакомиться с такой методологией и уж конечно — с самой «ценностной моделью культуры»… Может ли такая тема претендовать на статус фундаментального исследования?! Если «да», то в чем ее новизна, практическая и теоретическая ценность?!
Направление 2. Социальная регуляция и социальные нормы в наследовании ценностей.
И здесь опять наследование ценностей, без содержательного различия между первым и вторым направлениями.
Направление 3. Социальная память в процессах наследования и образы культуры…
Заявленная здесь тема одного из сотрудников: «Коллективная историческая память и «идеи памяти» в культуре: современные концепции и стратегии».
Здесь также вызывает вопросы стратегия концепции «идеи памяти», ее научная ценность.
Тот же «ученый», его другая тема: «Медиакультура исторической памяти как фактор становления российской идентичности».
И те же вопросы к «ученому».
Направление 4. Ценности, нормы и образы русской цивилизации как основа русской идентичности
Заявленная тема: «Патриотизм и русская цивилизационная идентичность в современном обществе».
Без комментариев…
Направление 5. Ценности, нормы и образы русской культуры как основа русской цивилизации и идентичности.
Обращаем внимание что почти все направления и особенно 4 и 5 практически совпадают. Может быть, «ученые» считают, что цивилизация и культура не взаимосвязаны… Все это не выдерживает никакой критики!!!
Здесь же господин А.С. Миронов претендует на такую тему: «Ценностная картина мира русской былины».
Раздел 3. Культурная политика
Направление 16. Ценностно-нормативный цивилизационный подход в культурной политике.
Заявленная здесь высокоученая тема: «Культурная политика за рубежом в контексте цивилизационного подхода».
Прикладные исследования в плане представлены под названием «Наследование ценностей культуры и цивилизации»…
Направление 23. Актуализация ценностного содержания культурно-исторического наследия в целях духовно-нравственного, патриотического воспитания.
Здесь же тема А.С. Миронова: «Роль ценностей и образов культурно-исторического и природного наследия в духовно-нравственном, патриотическом воспитании молодежи». Без комментариев…
А кто объяснит название такой темы: «Разработка ценностной теории памятников»?! Это уже из области комедии!!! А может кто-то слышал про теорию памятников?!
Он же: Разработка методики составления рейтинга эффективности губернаторов по сохранению и популяризации историко-культурного наследия региона… Достойная тема, не так ли?
Только некоторые темы, по инерции ведущиеся представителями дореформенных коллективов, имеют основания называться научными исследованиями.
Итак, вышерассмотренные темы, перекрывая друг друга, не соответствуют уровню научно-исследовательского института. Но, главное, кто их будет воплощать? Скажем больше: этим господам нельзя доверить даже составление брошюр для воспитателей детского сада… Вот почему эти деятели всеми правдами и неправдами избавляются от квалифицированных сотрудников, подлинно научных тем и направлений, избегают выверенных показателей научной работы и т.д. Все это было бы смешно, если бы при этом за государственный счет (и немалый!) не ломались судьбы настоящих ученых и не выхолащивалась наука как таковая.
А.С. Миронов явно ставит акцент на такие категории как «цивилизация», «ценности», «патриотизм», «наследование» и т.п., что загоняет исследователя в узкие рамки, вернее, вытесняет его из научного поля. Насаждается цензура, ограничиваются академические свободы и плюрализм мнений, что недопустимо для исследовательского института и интеллектуального сообщества. Между тем, права в этой сфере защищаются законами РФ.
Обращаем внимание на печатные «труды» А.С. Миронова, которые носят отнюдь не научный, а публицистический характер. Например, его книги «Двенадцатая дочь» (фэнтези),«Много шума из никогда» (альтернативная история),«Тупик гуманизма» (юмористическая фантастика),«Украшения строптивых» (альтернативная история) [11]. Неужели и эту продукцию в Министерстве культуры считают научными достижениями и научным капиталом?!
Спасение и очищение института от А.С. Миронова и его команды псевдоученых, оккупировавших институт, — это стратегическая задача, требующая срочного вмешательства и последовательной правовой оценки.
Особо отметим, что А.С. Миронов нарушает статьи Трудового кодекса РФ; ФЗ № 127 «О науке и научно-технической политике РФ»; академические свободы научно-исследовательских организаций, два основных принципа академических свобод:
1) Внутри и за пределами учебного заведения или научно-исследовательской организации допускается полная свобода ставить любые вопросы и стремиться к истине, в том числе по поводу противоречивых и непопулярных взглядов, независимо от того, задевает или нет кого-либо та или иная точка зрения.
2) Учебные заведения и научно-исследовательские организации не имеют права ограничивать академические свободы для своих штатных сотрудников, а также использовать их публичные заявления в качестве повода для дисциплинарных мер или увольнения [12].
Уцелевшие от административного произвола и репрессий сотрудники, а также насильственно уволенные коллеги протестуют против кадровой политики Министерства культуры в исследовательских институтах и просят о нижеследующем.
1. Снять с должности директора Института наследия А.С. Миронова, принудив его к возмещению растраченных во вред научным исследованиям бюджетных средств, осуществить финансовые проверки, ознакомить сотрудников института с финансовой отчетностью за 2014−2015 гг.
2. Привести Устав института и Концепцию института в соответствие с интересами развития науки и научного коллектива, ознакомить с ним сотрудников.
3. Незамедлительно снять с должности ныне действующих заместителей директора и советников, а также некоторых, особо рьяных работников вспомогательных служб, которые принимали участие в разгоне научного коллектива и уничтожении институтов, осуществить финансовую проверку научных проектов сотрудников из числа «ближнего круга» А.С. Миронова.
4. Сформировать новый состав компетентного Ученого совета института.
5. Просить Ю.А. Веденина, одного из основателей Института Наследия, а также коллег, ставших жертвой административного произвола (в особенности автора критических статей о деятельности нынешнего руководства института М.Е. Кулешову),об их возвращении в институт.
6. Устранить причину низкой зарплаты сотрудников дореформенного состава двух институтов.
7. Вернуть режим работы с двумя обязательными присутственными днями в неделю для научных сотрудников, принятую в большинстве исследовательских институтов РАН и ранее принятую в РИК и Институте Наследия.
8. Привести структуру института и планы института в соответствие с насущными потребностями страны и науки в области культурологии и исследований наследия, а также в соответствие с реальными возможностями ныне секвестированного научного коллектива.
От имени коллектива Института Наследия, включая уволенных, а также сотрудников упраздненного РИКа:
Деметрадзе М.Р., доктор политических, ведущий научный сотрудник Института Наследия, профессор РГГУ, член редколлегии журнала «Политика и общество», член Международной ассоциации социологов и Российской ассоциации политологов, demetradze1959@mail.ru
Люсый А.П., к. культурологии, с.н.с. Центра фундаментальных исследований в сфере культуры Института наследия им. Д.С. Лихачёва, доцент Российского нового университета (РосНОУ),член Комиссии по социальным и культурным проблемам глобализации Научного совета «История мировой культуры» при Президиуме РАН, allyus1@gmail.com
Монгуш М.В., доктор исторических наук, в.н.с. Центра геокультурной региональной политики Института наследия им. Д.С. Лихачёва, Заслуженный деятель науки РФ, Почетный работник системы общего образования РФ, monmarvas@mail.ru
Замятин Д.Н., доктор культурологии, кандидат географических наук, бывший зав. Центром Института наследия, Высшая школа экономики, в прошлом руководитель Центра геокультурной и региональной политики Института Наследия им. Д.С.Лихачёва, metageogr@mail.ru
Шестаков В.П., доктор философских наук, профессор, заслуженный работник культуры РФ, бывший зав. теории искусства РИК, vpshestakov@migmail.ru
Шеманов А.Ю., доктор философских наук, вед. научн. сотр., ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет», быв. сотрудник РИК и Института Наследия, ajshem@mail.ru
Шахматова Е.В., быв. сотрудник РИК, доцент кафедры философии Государственного университета управления, кандидат искусствоведения, elena. shahmatova@gmail.com
Максаковский Н.В., кандидат географических наук, руководитель Центра всемирного наследия Института Наследия (2013−2015)
Лавренова О.А., доктор философских наук, и.о. вед. н.с. ИНИОН, бывший сотрудник Института Наследия, olgalavr@mail.ru
Губенко С.К., старший научный сотрудник сектора туристских и рекреационных форм использования наследия Института Наследия, tinform@bk.ru
Кудря Д.П., культуролог, вывший сотрудник РИК и Института Наследия, makigami2@mail.ru
Сбор подписей продолжается.
[1]https://regnum.ru/news/cultura/2152466.html
[2]www.the-village.ru/village/city/direct-speech/145697-organizator-konferentsii-filosofiya-zaytsa
[3]www.pravmir.ru/vladimir-medinskij-my-xobbi-oplachivat-ne-budem/; http://igor-vdovenko.livejournal.com/30 274. html
[4]izvestia.ru/news/552283
[5]heritage-institute.ru/about-5/struktura
[6]mkrf.ru/deyatelnost/anticorruption/detail.php?ID=1036957&SECTION_ID=19663 (стр. 234−236).
[7]www.ng.ru/ideas/2015−09−11/5_epikriz.html
[8]www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/47511
[9]www.archnadzor.ru/2015/06/06/otkryitoe-pismo-kolleg-v-podderzhku-yuriya-vedenina/
[10]http://heritage-institute.ru/scientific-activities/state-job/item/2170-plan-nauchno-issledovatelskoy-raboty-na-2016-god


Подробности: https://regnum.ru/news/cultura/2164053.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.
Просмотров: 210 | Добавил: lesnoy | Теги: наука, очковтирательство, культура | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 114
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz



  •  
     


      «EUROPE»

      «CHINA»

      «AMERICA»

      «POLSKA»

      «ČESKO»



     ⇒  «ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ, ДЕЛАЙТЕ СВОЙ ГРАЖДАНСКИЙ БИЗНЕС» ⇐ 
    Copyright MyCorp © 2018