Вторник, 18.02.2020, 07:53
   АРМИЯ  ЖИЗНИ         LIFE  ARMY
Главная | Регистрация | Вход
«  Ноябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Главная » 2012 » Ноябрь » 17 » ШОКИРУЮЩИЕ ЦИФРЫ. ЧАСТЬ 2
ШОКИРУЮЩИЕ ЦИФРЫ. ЧАСТЬ 2
01:15
http://oleg-aliyev.livejournal.com/45770.html
Настоящий Доклад подготовлен по заданию Национального Совета Безопасности США международным агентством «Statistics Group», Лондон в 2011 году. Текст Доклада не выходит за рамки согласованного с Заказчиком официального задания.
Мотивированная социальная и политическая ситуация
По нашим данным доля богатых или просто состоятельных людей в составе населения России составляет около 5 % , и еще более 20 - 25 % могут быть уверенно отнесены к среднему сословию. Около 70 % граждан страны живут при весьма стесненных материальных обстоятельствах, в том числе примерно четверть от 70% - в условиях настоящей бедности и нищеты. Люди, входящие в последнюю группу, плохо питаются, не имеют возможности организовать полноценный отдых, не пользуются дорогостоящими лекарствами и часто не имеют давно уже ставшего стандартным набора бытовой техники (холодильник, цветной телевизор, компьютер, стиральная машина). Среди граждан, живущих в полной нищете, примерно 13 - 14 % это лица с высшим и незаконченным высшим образованием.
Нетрудно подсчитать, что по критериям уровня жизни россияне распределены в пропорции, составляющей приблизительно 1:2. В таком же соотношении разделено по уровням благосостояния и статусным позициям и население развитых стран Запада - это то, что в современной социальной науке получило название общества двух третей. Только в США и Западной Европе на одного малообеспеченного гражданина приходятся двое хорошо оплачиваемых, а в России - наоборот. И если социальная конструкция первого типа, как показывает опыт, является довольно устойчивой, то во втором случае она, напротив, весьма неустойчива.
К настоящему времени в России сформировался целый узел социальных и политических противоречий, которые обострились на фоне избирательной компании депутатов Государственной Думы Российской Федерации и Президента РФ. Например, для современной России характерно, что социальный статус определяется уровнем дохода, независимо от того, каким образом он был приобретён. Не секрет, что в органах власти работают люди, имеющие непосредственное отношение в ближайшем прошлом к организованной преступности. После периода кратковременной стабилизации в период 2000-2010 годов, когда в связи со сменой власти у населения появились надежды на улучшение, уровень социальной напряженности снова стал подниматься, обнаруживая тенденцию к дальнейшему росту.
Бедность, которую в современной России нельзя рассматривать как результат личной вины самих бедных, это не просто чрезвычайно стесненные материальные обстоятельства, но и крайняя степень человеческого унижения, которое, к тому же, на каждом шагу приобретает публично-демонстрационный характер со стороны остальных членов общества. Оказавшемуся в тисках нужды россиянину постоянно дают понять, что он лишний в этой жизни.
Особенно важен не сам факт чрезвычайно большого неравенства доходов, а то, что это положение будет воспроизводиться в будущих поколениях. «Обычные» россияне не только не имеют возможности покупать элитное жилье или путешествовать по миру, они лишаются ресурсов, позволяющих изменить свое положение. В первую очередь это утверждение относится к образованию. Богатые россияне, по их собственным самоотчетам, пользовались платными образовательными услугами для взрослых почти 59 %, в то время как по населению в целом этот показатель составил около 23 %. Конечно, и суммы, расходуемые состоятельными семьями на обучение детей, многократно превышают затраты среднестатистического гражданина, даже если он тоже формально использовал возможности платного образования. В результате этого Россия становится страной со сниженным уровнем социальной мобильности, а неравенство приобретает особенно застойный - не классовый, а корпоративно - кастовый характер.
Несмотря на неблагоприятные тенденции, которые население совершенно отчетливо понимает, недовольство нарастающим социальным неравенством до сих пор выражалось лишь в локальных формах протеста с ограниченными требованиями текущего характера. Однако в последнее время ситуация стала меняться в связи с тем, что противоречия классового типа стали сочетаться с межнациональными противоречиями, способными давать мощнейшие выбросы социальной энергии, в том числе и самой разрушительной. В 2006 году по России от Кондопоги до Самары и Ростова прокатилась волна столкновений на этнической почве, имеющих вместе с тем и социально-экономический характер.
Причины, которые привели к такому развитию событий, в кругах российской администрации и близких к ним понимают очень поверхностно, пытаясь свести все к ксенофобии или проявлениям «неофашизма». На самом деле ситуация создана всем ходом российских реформ, последствия которых власть и ее аналитики не просчитывали, а лишь интерпретировали на языке неолиберальной мифологии. Поэтому многое из того, что накапливалось годами, либо не замечали, либо игнорировали.
В течение длительного времени в России, с ведома правительственных структур, существовали условия для не контролируемой миграции, приводящей к столкновению ранее разделенных между собой этнических масс, культурно - психологическая совместимость которых даже не обсуждалась. Однако еще более важно то, что при проектировании социально-экономического устройства новой России никто не принимал в расчет специфических социально-психологических качеств основной массы населения и его склонности к определенным видам деятельности.
В результате перехода к рыночной экономике были обескровлены и частично разрушены целые отрасли российской промышленности, сельское хозяйство средней полосы, а также наука и образование. Многотысячные массы жителей коренной России, Сибири и Дальнего Востока, весь уклад жизни которых был приспособлен именно к этим отраслям, потеряли и в уровне благосостояния, и в социальном статусе, и в определенности жизненных шансов. В этой ситуации роль более высокой экономической ниши отошла к занимающей при нормальных условиях более скромное место, но очень мобильной и живучей в условиях всевозможных катаклизмов розничной и мелкооптовой торговле, требующей совсем иных качеств.
Прошедшее многовековую школу модернизации, привыкшее повиноваться законному порядку и, к тому же, мало склонное к клановому объединению славянское население на этом поле проигрывало группам людей, у которых были живы архаические традиции, восходящие к родоплеменным обычаям. Поэтому тот слой рыночной экономики, с которым люди соприкасаются в своей непосредственной повседневности, стал принимать облик этнического (не русского) предпринимательства.
Российские правительственные эксперты, взявшие на вооружение не без помощи зарубежной разведки, пришедшую из Великобритании и США конструктивистскую теорию наций, вели дело таким образом, что обострение межнациональных и межэтнических конфликтов случилось в самом сердце страны, то есть, в Москве.
По нашим исследованиям, восходящее ко времени «перестройки» представление о том, что россияне будто бы только и хотят, что «все отнять и поделить», совершенно беспочвенно. В обществе сложилось вполне позитивное отношение к частной собственности, как таковой. Однако россияне не склонны к ее фетишизации, как это часто бывает на Западе, и полагают для нее другие основания, помимо формально юридических оснований. Право собственности, в соответствии с системой основополагающих смыслов русской культуры, создается личным трудом, а не рыночными манипуляциями, спекуляциями или юридическим крючкотворством. Поэтому итоги проведенной в начале 90-х годов операции по форсированному созданию класса собственников, имеющей скорее политический и идеологический, чем экономический смысл, население в большинстве своем считает нелегитимными и требует пересмотра итогов приватизации.
Эта тема сидит в общественном сознании как заноза, причем более половины граждан убеждены, что неправедно нажитые состояния следует конфисковать, независимо от того, приведет это к конфликтам в обществе или не приведёт. Сегодня эта тема присутствует в политической жизни в латентной форме, но ее актуализацию может легко спровоцировать любой конфликт, связанный с ужесточением социальной политики или иными причинами.
Фактически под основание российского неокапитализма с самого начала была заложена мина замедленного действия, что в перспективе будет существенно ограничивать его эффективность и возможности смягчения остроты социальных проблем за счет возрастания абсолютных размеров национального дохода. Представляется, что вопрос об инвестиционном климате и инвестиционном рейтинге России, которому в настоящее время придано приоритетное значение, в глубинной своей основе упирается не в недостаточную прозрачность бюрократических механизмов или в психологические последствия судебно-административных акций против отдельных олигархов, а в национальное не восприятие капитализма как такового.
Сегодня россияне очень далеки от идеализма времен «перестройки», так же как и от стремления творить себе новых кумиров. В общем и целом они подходят к оценке динамики развития страны достаточно рационально и вполне критически. В целом население склонно считать, что по многим позициям существенных сдвигов к лучшему не произошло. Более того, в ряде случаев наметилась негативная динамика.
В этой ситуации главным фактором, придающим относительную стабильность весьма неустойчивой социально-экономической и политической конструкции «новой России» и даже обеспечивающим ее способность мобилизовать свои ресурсы на решение достаточно амбициозных геополитических и геоэкономических задач, является, безусловно, личность В.В.Путина. Большинство населения поддержало Путина в его конфликтах с олигархами, в действиях, направленных на восстановление государственного контроля над использованием природных богатств страны, в попытках расширить и укрепить зону международного влияния России. Пользуется одобрением и его взвешенная позиция по вопросам, связанным с исламским фактором, и стиль достойной самостоятельности, установленный Путиным в отношениях с Западом.
Нужно, учитывать, что личность Путина на историческом этапе развития России - это не институциональный, следовательно, не постоянный фактор. Что же касается возможностей государства поддерживать инерцию движения безотносительно к тому, кто занимает самый главный кабинет в Кремле, то они представляются достаточно проблематичными. В 90-е годы в государственных органах всех уровней произошла «кадровая революция». Пришло новое поколение чиновников - более молодых, более «открытых миру» и не связанных догмами коммунистической идеологии, но, в то же время, более циничных, менее опытных, по многим позициям менее грамотных и, что особенно плохо для России, свою недостаточную подготовленность не осознающих. Это привело к существенному ухудшению качества всей государственной службы в целом.
В глазах россиян государственный аппарат «новой России», которому предстоит реально выполнять заявленные Президентом планы, направленные на реализацию национальных проектов и превращение Российской Федерации в энергетическую сверхдержаву, никаким авторитетом не пользуется. В массе своей россияне ставят современного российского чиновника и управленца ниже не только европейского, но и советского. Отвечая на вопрос, кто в первую очередь препятствует быстрому экономическому росту и развитию России, россияне ставят на первое место коррумпированные политические и экономические элиты, а также засилье бюрократии. К слову сказать, некоторые министры в Правительстве РФ дают почву для подобных выводов.
Теоретически сильным ходом, способствующим укреплению доверия между государством и обществом, могла стать выдвинутая верховной властью идея реализации пяти национальных проектов, тем более что они касались наиболее важных для населения сфер - здравоохранения, жилья, образования. Однако этого не случилось. Убедить население в том, что речь идет о реальной инициативе, а не об очередной кампании политтехнологов, которые давно уже вызывают у россиян аллергические реакции, не удалось. Никаких действительно ощутимых для граждан сдвигов пока не последовало, поэтому большая часть граждан, негативно оценивая качество госаппарата новой формации, просто не верит, что пришедшие в кабинеты министерств и ведомств чиновники, вообще способны управлять такими сложными проектами.
Показательно в этой связи то, что происходит в сфере образования. Россияне чрезвычайно сильно опасаются ее коммерциализации и в ходе социологических опросов постоянно высказывают мнение, что их шансы на получение хорошего образования падают. Ректорский корпус и профессорско-преподавательский состав российских университетов практически в полном составе образует оппозицию политике, проводимой министерством образования. Следует отметить, что идеологическим центром реформ образования является Высшая школа экономики, созданная, насколько нам известно, по проекту ЦРУ.
В последние годы в стране фактически вновь отстроена однопартийная политическая система с ослабленными обратными связями. Оппозиция формально существует, но взята под плотную опеку административных структур. Фактически на роль оппозиции назначают, одновременно всячески препятствуя формированию реальных политических сил, независимых от кремлевской администрации: под разными предлогами им отказывают в регистрации или снимают с предвыборной дистанции.
В этой ситуации выживание нынешнего российского политического класса будет зависеть от его благоразумной готовности к интеграции в свой состав элит, которые еще в 90-е годы были оттеснены от активного участия в политике, но не потерявших тягу к усилению российской государственности. В противном случае велика вероятность осуществления в России революционного сценария, центральной фигурой которого станет какой-либо «несистемный» политик, «российский Каддафи».
После окончания избирательной компании по выборам депутатов Государственной Думы Российской Федерации в декабре 2011 года по стране прокатилась волна митингов протеста в адрес власти, якобы, санкционировавшей многочисленные фальсификации итогов выборов. Свою роль сыграл интернет. Именно по сетям интернета инициаторы митингов обратились к гражданам с предложением выйти на улицу и принять участие в шествиях и митингах протеста. В Москве по разным данным в митингах приняли участие до 30 тысяч человек. Правда, сами инициаторы митингов протеста особой популярностью у населения не пользуются. Но нельзя не замечать наличие в обществе взрывоопасной смеси, основой которой является социальная несправедливость.
По показателю ожидаемой продолжительности жизни, характеризующему уровень жизни населения, Россия занимает лишь 105-е место, отставая не только от всех развитых стран, но и от большинства развивающихся, в том числе тех из них, уровень экономического развития которых в 1,5-2 раза ниже, чем в России. Если говорить предметно, то средняя продолжительность предстоящей жизни в России составляет 68,7 года (2009). Примерно такого же уровня Россия достигала в середине 1960-х гг., а в середине 1980-х гг. этот показатель даже превысил 70 лет. В то время Россия отставала от самых развитых стран на 1-3 года.
Низкая ожидаемая продолжительность жизни в России связана с повышенной смертностью. В 2010 г. на 1000 человек населения в России умерло 14,3 человека против 9 в Европе и 12 в развивающихся странах (при корректировке по возрастной структуре населения). Из примерно двух миллионов умерших в России, при применении европейских коэффициентов смертности, должно было бы умереть 1300 тыс. человек, то есть на 700 тыс. меньше. При этом в России около 30% умерших (610 тыс. человек) умерли в трудоспособном возрасте. В Европе в трудоспособном возрасте умирают только около 10%. Соответственно, в сравнении с развивающимися странами, имеющими примерно тот же или даже более низкий уровень экономического разви тия, чем в России, то в России должно было бы умереть около 1700 тыс. человек, то есть на 300 тыс. меньше. Смертность в трудоспособном возрасте в этих стра нах не превышает 20%. При применении показателей развивающихся стран к России смертность среди трудоспособного населения должна была бы составить 340тыс. человек, то есть на 270 тыс. человек меньше, чем это фактически имело место.
Обращает на себя внимание также крайне низкий уровень обеспечен ности российского населения комфортным жильем, по этому показателю Россия даже не входит в первую сотню стран мира, уступая всем разви тым странам и большинству развивающихся. Средняя обеспеченность жи льем российского населения на конец 2010г. составила 22,4 м2 на человека. При этом 23% жилищного фонда не обеспечено водопроводом и 27% - ка нализацией. В сельской местности, где проживают более 38 млн. человек (27% населения), 53% жилья не имеет водопровода и 62% - канализации. Горячего водоснабжения не имеют 35% населения страны, в том числе 75% сельского населения. По стандартам, помещение без водопровода, канализа ции, горячего водоснабжения вообще не может считаться жильем. При этом средняя обеспеченность населения развитых стран Европы комфортным жильем составляет от 40 до 60 м2 на душу населения а в США - 70 м2, вчетверо больше, чем в России.
Однако не следует забывать, что из-за низких среднегодовых температур в России на строительство дома требуется в два раза больше строительных материалов, нежели в Европе. В то же время вокруг всех крупных городов России построены сотни тысяч особняков из качественного красного кирпича, гранита и мрамора - Красный редут России.
Особенности внешней политики России
Многие страны по инерции продолжают считать Россию «сверхдержавой», хотя на практике это на данный период далеко не так. По инерции Россию приглашают на заседания «Большой восьмёрки», включают в списки участников крупных международных форумов и саммитов. Россия поддерживает дипломатические отношения со 191 государством, имеет дипломатические представительства в 144 странах. У России нет дипотношений с Грузией (с 2008 года), Бутаном и Соломоновыми Островами, а также государством Тувалу, с которым, однако, уже достигнута договоренность об их установлении.
Внешняя политика всегда отражает внутреннее состояние главных аспектов, определяющих назначение государства, его роль в мировом пространстве, актуальность государственных реформ. Во все времена, и это особенность внешней политики, внешняя политика, как зеркало, отражает личность, манеры, характер, ум и амбиции руководителя государства.
Таким образом, роль личности руководителя государства определяет не только содержание внутренней политики, но и внешней. Тому есть немало исторических примеров, широко описанных в специальной литературе.
При оценке качества внешней политики эксперты обычно пытаются сравнивать некоторые показатели или индикаторы, характерные для внешней политики ведущих государств. Это не всегда правильно, так как внешняя политика любого государства преследует те цели и задачи, которые являются характерными для конкретного государства. При этом цели государств не всегда или почти никогда не совпадают.
Следует отличать красноречие руководителей государств от истинных намерений. Искусство политика в том и состоит, чтобы под слоем ярких и сочных выступлений скрыть свои истинные намерения.
Международные отношения, выстраиваемые государством, это часть внешней политики.
В этой связи Россия не является исключением из правил. Россия вполне благоразумно позиционирует себя как сильное, но миролюбивое государство, имеющее намерения защитить слабого и помочь страждущим.
Россия пытается участвовать в урегулировании международных конфликтов, иногда её участие приводит к положительным результатам. Например, Россия совместно с Китаем выступила на стороне Сирии в её конфликте с Израилем и США. Всем понятно, однако, что право диктовать собственное мнение имеют только сильные во всех смыслах этого слова государства.
Россия является членом так называемого «ядерного клуба», но это членство уже никого не пугает. Например, Грузия хорошо понимает, что её территорию Россия обстреливать ядерными зарядами не станет, а мощности российской армии для запугивания не достаточно.
Экономические отношения со странами СНГ не являются гарантией поддержки России этими странами при возникновении вооружённых конфликтов по отношению к России со стороны отдельных государств. Россия обоснованно боится остаться в одиночестве. Именно страх остаться в одиночестве в большей мере определяет характер внешней политики России. В принципе, такой подход является нормальным. Даже Америка при возникновении вооружённых конфликтов ищет поддержки и участия у других стран. Традиционно это страны НАТО.
В России достаточно политиков, пытающихся подтолкнуть Россию к вступлению в НАТО. Политики наивно полагают, что членство НАТО может защитить Россию от крупных конфликтов, например, с Китаем.
Отсутствие чёткой и понятной стратегии выстраивания внешней политики России приводит к политике «уздечки», когда Россия пытается держать в узде страны, которым поставляет нефть и газ. Такая политика вряд ли сможет примирить Россию и страны, импортирующие российские ресурсы.
С позиций прагматизма России было бы необходимо дружить с теми, с кем дружба возможна, и сотрудничать при наличии взаимного интереса. Дружить со всеми и нравиться всем у России не получается. Начинать надо с простого: осмотреться и увидеть, кто хочет дружить и при этом не держит за пазухой камня, оценивая при этом существующие социально - экономические возможности.
В целом внешняя политика России не отличается агрессией по отношению к другим странам, что устраивает современный анклав.

Перевод на русский
OTTO SCHMIDT
(Продолжение следует)  http://lifearmy.ucoz.ru/news/shokirujushhie_cifry_chast_3/2012-11-17-2323
 
Просмотров: 423 | Добавил: lesnoy | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 115
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz



  •  
     


      «EUROPE»

      «CHINA»

      «AMERICA»

      «POLSKA»

      «ČESKO»



     ⇒  «ЧТОБЫ НЕ БЫЛО ВОЙНЫ, ДЕЛАЙТЕ СВОЙ ГРАЖДАНСКИЙ БИЗНЕС» ⇐ 
    Copyright MyCorp © 2020
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz